Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Categories:

Кое-что об исполнении желаний и маленьком старом городе

Конечно, мы видели очень многое в Тироле. Я вспоминаю один маленький городок по дороге из Сваровски-музея. Он старше Инсбрука, хотя и тот - седобородая старушка. Но и довольно типичный - очень ладный, красивый, с фонтаном на площади, из которого можно пить летом воду, а сейчас, зимой, водичка чуть сочится из крана. 
На стенах домов горели разноцветные огромные цифры, высвеченные маленькими, но мощными прожекторами, запрятанными над входами в магазины и аптеки домов напротив. Эти цифры обозначали праздничные рождествеские дни месяца. 
По мере наступления темноты они становились все ярче и ярче.
Этот город был слишком очевидно расположен на горах - его улицы уходили от площади сильно под уклон, я даже подумала не без ужаса , что идти по ним назад - в гору - я вряд ли смогу, очень уж усталыми были мои бедные ножки после музея.
Мы спускались по мощеным камнями улицам, шли мимо маленьких магазинчиков и просто жилых старинных домов, где даже двери внизу были неровно срезаны - под углом, и довольно приличным углом - иначе их было бы невозможно открыть, они бы просто застопорились или царапали бы мостовую, идущую резко вниз.

На одном из балконов была надпись - 1200 год, это год постройки  дома.Там жили люди, женщина подошла к балконной двери, но, увидев, что мы фотографируем, деликатно скрылась.
И хотя город этот отнюдь не вотчина туристов, в нем было так же красиво, так все дизайнерски выверено, как и в тех местах, где ждали гостей.

Хорст шел впереди, а мы, как стадо гусей, за ним. Он иногда оглядывался и комментировал, Клара хватала меня за руку и обращала мое внимание на какие-нибудь штучки в витринах или по ходу пути, вездесущая Таня успевала переводить, а я , еле передвигая ноги, шла растворяясь в этом зимнем вечере, в этом старинном городе, в такое печальное время, когда у же темнеет и все добрые люди приходят домой, где так уютно, где тебя ждут, любят, понимают, где все родное и знакомое. Все, а я на полу в Ленинграде!

Вот такая я домашняя кошка. Никакие европы не заменят мне домашнего очага. Я, конечно, понимала уже с некоторых пор, что прежнего моего очага не будет никогда, все на свете имеет свой конец, и никто в этом не виноват. Просто все люди проходят свою жизненную дорогу, открывая заново для себя вечные истины, кажущиеся другим, уже прошедшим этот этап жизни, скучными и понятными.   

И в жизни внове и впервые не только первая любовь, но и много чего еще. В этом смысле мое положение, как , впрочем, и всех в моем возрасте, отчасти уже знакомо. Этот возраст похож на первую юность, как весна похожа на осень. Ты свободен от обязанностей - дети выросли, тебя никто не ждет дома, ты отвечаешь только за себя и перед собой. Хорошо!
Но есть и отличие - там еще вся жизнь впереди, тебе нечего терять - вся Россия наш сад! А здесь уже плачешь над старой детской, на косяке  которой остались зарубки, отмечавшие рост твоих детей, видишь призраки и тени дорогих тебе людей, которых уже может быть и на свете-то нет...

Вот почему я шла по городу, смиренно потупив голову - что ж, если так надо, если нельзя по-другому - буду идти вперед, можно сказать - бежать, как незабвенная Лола.

Совсем в сумерках мы пришли к церкви св. Николая. Саша остался снаружи, а мы зашли в пустое помещение. Было тихо-тихо, ничто не мешало молиться. За это время я уже привыкла молиться в католических церквях. Раньше я думала - ну как это можно молиться, ведь мы крестимся справа налево, а они наоборот. Значит наши церкви правозакрученные, а их левозакрученные. И как же мне креститься - если, как я привыкла - то я войду в неправильный резонанс с закруткой храма, а если, как они, то вряд ли мне такой крест поможет - я ж не перекручусь! Кажется, сложно, но правда, я просто чувствовала физически  иное вращение сфер.

Но молиться можно. И вот тут я поняла, почему я не выиграю свои 22 миллиона евро, хотя , может, и могла бы.Я наю, что для свершения задуманного надо, чтобы этого желали твои три ипостаси ум, сердце и тело.Ум говорил - да! и приводил тучу доводов, мы их тут опустим. Тело тоже было не прочь, кажется. А вот сердце -тут, в храме у св. Николая  я его отчетливо услышала - сердце изначально и давно говорило моим планам - нет.
Я поразилась этой отчетливости и тому, что я этого умудрилась не услышать раньше.

Сердце хотело совсем другого и было, безусловно, право. 

Здесь я купила замечательную икону. Интересно, что у католиков иконы некрасивые, они похожи на наши лубочные картинки. К тому же они очень дороги - маленькая икона стоит 40 евро. Продают их в книжных магазинах.
А здесь лежали репродукции картин на духовные темы , маленткие открытки. Никого не было, но можно купить в порядке самообслуживания - положи в коробочку 1 евро и бери со стола открытку.

Это была Богородица, момент Благовещения. Какая же Она прекрасная - юная, нежная, светлая, доверчивая, грустная. Это самое лучшее, что я купила в Австрии.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments