Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

О неизбывном материнстве

 Иной раз вспоминая, сколько народу ко мне ходило-переходило, прямо-таки трясу головой в недоумении - и как только баре не полопаются от такой еды?!

Телефон звонил, не умолкая - просто в прямом смысле. И еще абоненты выражали недовольство - к тебе не дозвонишься!

А на моей кухне меньше трех человек никогда не сидело - уйдет одна, появится вторая, потом следующая - смена караула - я постоянно слышала эту фразу в прихожей, когда там сталкивались мои уходяще-приходящие гости.

Мы пили чай, курили, разговаривали обо всем - без остановки на обед. По моему телефону звонили в другие города ( тогда еще телефон был не у всех - у меня по многодетности), мне рассказывали свои болячки, размолвки с мужем, обиды на учителей, проблемы с детьми, ссоры с начальством.

Реже - про достижения, про успехи. Чаще - вспоминали прошлое, юность, любовь. Свою любовь. Я всех слушала. Слушала искренне, с интересом. Утешала. Давала советы, если спрашивали.

Были и курьезы. Так однажды одна соседка, уходя, не нашла своих тапочек у порога ( а у нее были новые, кленовые, решетчатые!). Там стояли точно такие же - с одно рынка одеваемся -, но поношенные и старые, облезлые, а не новые, кленовые.

Ушла в старых и чужих. Меня немного поразило то, что никто из моих визитерш не вернул тапки новые, кленовые(Ну не мог человек не заметить, придя домой, что его старые тапочки явно помолодели и похорошели и методом несложных умозаключений мог бы догадаться, где потерял свои) а ведь случайных людей у меня не было -все проверенные товарищи 1905 года разлива.

Впрочем, удивляло меня и еще кое-что. Например, что и мне не всегда возвращали вещи, которые я давала от души и по нужде, по большой нужде, как говорится.

Так кому-то я дала  свой зонтик - пока гостья сидела, пошел дождь, и я не могла отправить человека под холодный небесный душ без зонта. И хотя зонтик у меня был единственный, и купить новый я не могла по бедности, о которой не могли не знать мои гости, мне его не вернули. Я думаю, что  о нем просто забыли - вряд ли он так уж приглянулся.

Мне не возвращали книги и диски, электроприборы и посуду, мне не оплачивали междугородние телефонные переговоры, которые я не вела.
Когда приходил счет, я вычисляла по кодам городов, кто куда звонил и каждый раз еще и доказывала наличие долга. Всегда (!) человек отпирался совершенно искренне - я не звонил!

Все ждали от меня понимания и помощи, и я это давала всем вполне - иначе не ходили бы. Но никто не спросил, а что хотела бы я. А мне были интересны всего две темы - поэзия и Бог. Но я слушала занудные истории человеческой глупости и трусости, жалела  и миловала людей - ну как же я отправлю прочь, ведь это же человек, который звучит гордо! 

Никто не знал моих историй, я не позволила бы себе их рассусоливать - сама разберусь. Но иногда я , как и прочие, нуждалась в поддержке. Но не получала ее - все привыкли, что я сильная, моя миссия- поддерживать других. Смотрели с удивлением, быстро сворачивали тему.

У всех моих приятельниц  были мужья, у многих машины и дачи, но они объедали меня, прекрасно зная и видя, что я одна тяну троих детей, работая в школе учителем. 

И все это увидела я не сразу, не тогда, а гораздо позднее. Конечно, я задумалась, огорчилась - ну почему такое неуважение, что я сделала не так, что за потребительское отношение! 

Как же уйти от этого? Я не хочу расставаться с людьми, я хочу иного - отношений на равных, как взрослый со взрослым, а не как мама с ребенком. Стоп! Вот оно - мама с ребенком!

Может быть, мои дамы были где-то начальниками и бизнеследи, командовали мужем, детьми и подводной лодкой, но ко мне они приходили как к маме. К маме, которой безусловно интересно все в жизни дочки, а у самой у нее ничего важного нет и быть не может, кроме той же дочки.

К маме, у которой можно поесть, попить, взять нужную вещь, позвонить в другой город - мама будет только рада, что помогла.

В общем, передо мной встал вопрос - оставаться мамой, а значит все будет по-прежнему, или менять свой стиль общения - и тогда риск, что останешься одна, а я к этому была не готова.

Кем родился, тем и пригодился. Попытки поменяться и что-то поменять ни к чему не привели - я осталась мамой. С теми же дырами на том же месте. С чем и поздравьте меня!

В общем, дура дурой! Потому что настоящая мать имеет право и наказать нерадивое чадо, и устать от напряженной материнской работы, что выражается в криксах, и настоящая мать имеет право на прощение.ю если вдруг не права, по ней скучают, ее ЛЮБЯТ.

Увы! Не для кокетства, а знаю, что говорю - у меня, то бишь ихНЕЙ ненастоящей матери, нет никаких таких прав. И никакой любви. 

А потребительства навалом.  Нехорошо быть вечной мамой, но горе и вам - вечные дети!

 
Subscribe

  • Педагогический просчет

    Дом моей бабушки фасадом выходил на главную улицу. А боковой стороной - на проезд, ведущий к мосту через речку, протекающую за огородом. Когда-то…

  • Ведомо ли вам...

    Вот опять выборы приближаются. Сколько уж было разоблачений, сколько видео-невидео про нечестных учительниц, что вбросы делают, а потом, ночью, еще и…

  • A bout de souffle

    Наши 60-е годы... Лучшие годы 20 века. Выросло поколение, родившееся в страшные сороковые, выросло, чтобы жить и дышать полной грудью. Новая мода…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments