November 25th, 2007

Отель

Отель был как в кино. 

Стеклянные двери, небольшая прихожая, где сидел портье за высокой стойкой, за его спиной - полки с ключами. 
Все сверкает чистотой и очень тихо. Не слышно ни шагов,ни голосов. И вообще,пока мы были в этом отеле, мне казалось,что мы единственные жильцы,хотя по утрам в ресторане завтракали и другие, но немного. 

Широкая лестница ведет нас на второй этаж (по-европейски - на первый, потому что первый этаж по-нашему у них не считается этажом,что правильно). 
Я поднимаюсь пешком, но есть и лифт. Затем  по коридору налево - там подряд наши комнаты - первая Клары и Хорста, следующая, где ночевала Таня и где мы с ней будем спать, и последняя - с двумя кроватями, где будет спать Саша и куда мы заходим сейчас со своими вещами. 

Хорошо, просторно, два огромных окна, которые выходят во внутренний дворик. Но самое главное -огромная ванная комната с душевой кабиной. 
Ура, ура!  Мы приводим себя в порядок, переодеваемся и спускаемся вниз - в ресторане нас ждет завтрак, он входит в стоимость проживания в отеле.  

Ресторан почти пуст. Нас радостно приветствуют служители, улыбаются. Принцип выбора блюд, как в московских Матрешках, где мы попали на шведский стол - бери-не хочу. 
Я осторожничаю, помня про небезызвестную болезнь туристов - а ведь нам предстоит весь день знакомиться с Веной. Беру хлеб, маргарин (очень вкусный), наливаю чай - оказывается, здесь есть и чай, и очень неплохой, вопреки многочисленным  рассказОВ , что,  де,  за границей чай не пьют, а пьют только кофе. 

Все вкусно, все свежее, с пылу,  с жару. За завтраком знакомимся ближе.  Даже шутки шутим. 

Оказывается Хорст учил в школе английский, потому что их часть страны была под американскими освободителями-оккупантами, а Клара попала под французскую оккупацию. 
Где чьи войска стояли, там тот язык и учили. В этом смысле венцы - рускоговорящие, но это я потом узнала.  

Мне уже ту т в Н-ске рассказала соседка, дама преклонных лет, как она ездила в советское время по Дунаю туристкой и заблудилась в Вене, а какой-то венец на чисто русском языке их проводил до парохода. Причем венец этот был просто прохожий, к которому они кинулись от отчаяния и безысходности.  

Так вот, Хорст сказал, что он и другие дети плохо учили язык, потому что не хотели потакать захватчикам, вроде это все как из-под палки. А я сказала, что у нас в мое время англ.язык был редкостью, а все учили в школах немецкий, и мы тоже не хотели его учить. 
Мои собеседники немного поднапряглись - в свете предыдущих высказываний получалось что-то об оккупантах и войне. Но я сказала совершенно искренне  - потому что нам было лень. Хорст оживился и рассказал историю про своего сына - Таниного мужа,про то,как он ленился учиться и сколько пришлось вытерпеть его бедным родителям от директора школы и учителей. Клара сказала со смехом,что она не краснела,потому что отправляла в школу краснеть мужа. 

Потом мы пошли гулять по Вене, вечером вернулись, переночевали, а утром, снова позавтракав в этом чудесном ресторане, отправились восвояси. 
И на следующее утро мне казалось, что я живу в этой гостинице давным-давно, все меня знают, и я всех знаю. 

А я вообще-то очень чувствительна к окружающей обстановке, долго привыкаю, а малейшую казенщину чую за версту, и даже малая ее толика меня просто убивает. 
Кроме шуток. Так что выводы напрашиваются сами - вот какая это была гостиница.