Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Categories:

Ученики и разные происшествия

В ожидании электрички в город в маленьком зале деревянного пригородного вокзала какой-то полупьяный полумужик лезет ко мне с разговором:
-Вот у тебя дети есть?
-Есть! Полно детей.
-Сколько?
-Тридцать два.
Выпучил глаза, помотал головой, отвалил.

Отчетливо помню свою первую встречу со своим 4 классом. Школа была двухэтажная, стояла на пригорке, на краю села (там всё на краю, близко этот край-то), мой класс находился на втором этаже. Из окон врывался к нам настоящий Левитан - просторы, дали, желтеющие березовые рощи, покой и умиротворение.
В классе стояла невероятная тишина. Дети настороженно смотрели и ждали, что будет? Новая школа - многие до этого учились в начальной школе у себя в отделениях совхоза и только с этого года пошли в новую для них школу. Новая, совсем новая в деревне учительница. Что скажете, мадам?

Я тоже смотрела на них во все глаза. Мы всматривались друг в друга, как в бездну, по известному выражению - если ты пристально смотришь в бездну, она всматривается в тебя!

Я взрослая, но я одна. Они малыши, но их много. Кто кого? Белоголовые, льняные, вкусно пахнущие детством человеческие дитеныши. Теперь мои дети!
Мы стали знакомиться - я представилась, потом сделала перекличку, стараясь максимально запомнить, кого как зовут. В конце урока собрала тетради на проверку.

Одна тетрадка меня поразила - чисто, аккуратно, ни единой ошибки и помарки. Назавтра я так и сказала при всех и попросила подняться с места хозяйку тетрадки Лилю Ренных.
-Кто это? (Я не помнила еще.)
На крайнем ряду у окна, за третьей партой сидела беленькая не очень приметная девочка. Она встала. Покраснела, смотрела напряженно. Смутилась от моих похвал.

Лилечка училась на пятерки, была любимицей класса. Жила она в 4 километрах от совхоза, и еще с несколькими ребятами ходила в школу из своего отделения. Туда ходил и автобус, но зимой был непролазный снег, весной - непролазная грязь, а осенью все шоферы были брошены на уборку урожая и автобус не ходил, а летом - пожалуйста, но в школе летом каникулы.
Весной, когда в лесу таяло, дорога заливалась водой так, что дети не могли пройти, поэтому в школе их не было дня три-четыре.
С ней вместе ходил в школу еще один ученик моего класса Игорь Борисенко, тоже отличник. Похоже, что в начальной школе там работала отменная учительница, спасибо ей!

Мы затеяли интересную словарную работу - каждый день записывали новое слово, значение которого находили по огромному двухтомному словарю, который стоял в классе на книжной полке. Словарь переходил от ученика к ученику, как переходящее знамя. Детям очень нравилось важно читать словарь, стоя перед классом или с места (потому что не каждый мог удержать тяжеленную книгу, а она была довольно ветхой и могла рассыпаться при падении). Помню, что именно Игорь работал со словарем, когда к нам пожаловала высокая комиссия из районо.

К сожалению, в классе было много детей, кому требовалась специальная школа. То, что читали по слогам, писали с невероятным количеством ошибок, меня не пугало - это моя работа, есть, куда идти.
Но был один мальчик, весьма веселый, активный, Сережа, который часто поднимал руку и громко отвечал, но о чем он говорил, понять было трудно - о чем -то отвлеченном и не по теме. А в тетрадах у него было...нет, это кажется невероятным - просто кривые линии. Ну, такие, когда неграмотный человек в шутку изображает письмо - тянет ручку вдоль строки, но ни одной буквы там нет, просто кривая волнистая линия.
Увидев это впервые, я обомлела. И что прикажете делать? Предыдущая их учительница, вышедшая к этому времени на пенсию, как-то осенью в начале учебного года пришла в школу и, усевшись напротив меня в учительской, стала рассказывать об особенностях наших с ней учеников.
-Этот умственно отсталый, он не злой, он просто может выйти из класса или описаться. Ты его не тронь. А этот будет рассказывать много всего, ты с ним построже. А тот молчать будет, хоть лопни, ты его после уроков спрашивай.

Она перечисляла и перечисляла,и каждый раз говорила, что ребенка надо пожалеть, потому что он не виноват, что умственно отсталый.
Я не могла выдержать такого напора жестокой жизни и таких неожиданных ко мне требований. Я малодушно заревела. Учительница осеклась и растерянно на меня уставилась. А я прокричала с отчаянием, чтоб хоть как-то остановить поток ее просьб и требований не по чину:
-Пожалей да пожалей! А меня-то кто пожалеет?!

Не знаю, что потом говорили обо мне в деревне. Может, молчали, потому что рыльце-то в пуху, просто притерпелись к своим ужасам, а тут я им своим отчаянием глазки приоткрыла на их мерзости жизни.
Конечно, дети не виноваты, что их отцы пьют, не просыхая, а матери не дают им никакого воспитания и социализации. Бегает за огородами, и хорошо. А школа потом расхлебывай. Нет, уж, дудки!
Ну, про дудки-то я напрасно, конечно. От бессилия и минутной слабости. Какие уж тут дудки, когда именно мне и придется все это расхлебывать. Вы, Татьяна Ивановна, на государственной службе, вам платят зарплату, будьте любезны соответствовать! Так что нечего реветь, а давай-ка, милая, работай. Я все это говорила себе, повторяя одну из любимых пословиц:" Дорогу осилит идущий".

В каждом классе были такие дети. А специальная школа для них была под боком - в Мошково. Но попасть туда было практически невозможно - 17, 40, а может и все 100 человек на место, как в лучшие вузы страны, как во ВГИК на актерский факультет!
Когда к нам приходило сообщение из этой школы, что освободилось место и мы можем прислать к ним одного (реже двух-трех) учеников, на педсовете начиналась жестокая битва экстрасенсов титанов учителей. Каждая доказывала, что ее Иванов, Петров, Сидоров дурнее других и поэтому именно о нем давно плачет спецшкола. Хотя все не только в нашей школе, но и в деревне знали прекрасно всех дураков, учителя продолжали спорить, уверяя, что Иванов еще умен по сравнению с Сидоровым, а уж Петров-то вообще подождет, он хоть дурак, но не буйный! Прямо по Толстому, где Курагин говорил:" У меня два сына, один покойный дурак, другой беспокойный дурак"!
Мне, конечно, в это битве титанов ничего не светило, и я продолжала тянуть свой воз, научившись как-то обходить острые углы и даже ставить оценки за мычание.

Мы очень подружились. Хотя я мало уделяла им внимания после уроков - всегда мчалась в город к друзьям, к привычной городской жизни, попить вволю чаю и помыться под душем. Но уроков русского языка и литературы было в 4 классе много (по 2-3 урока в день), виделись мы часто и сроднились.
В городе я много говорила о моем 4-ом классе и всерьез задумывалась остаться в этом селе на следующие 6 лет, чтобы довести моих детей до выпуска. Мне казалось, это так здорово - взять малышей, видеть, как они растут, умнеют, а потом выпустить их юношами и девушками в жизнь.И все. Потом вернусь в Академ.

Мои друзья недоверчиво крутили головами, говорили, что я с ума сошла. Что так нельзя делать, потому что это подвиг. Ну какой там еще подвиг? Просто дети милые и уже мои.
А впрочем, даже если и подвиг. Да, подвиг, а я такая! Люблю, знаете ли, подвиги по четвергам!

У меня был еще и шестой класс, где уроков было поменьше, а класс был пошумнее. В шестом училось много братьев и сестёр моих малышей. Помню, как на новогодней ёлке один маленький мальчик, рассказывая стихотворение, забыл слова, и мой ученик из 6 класса, такой вредный и грубоватый, вдруг присел перед малышом на корточки и, подмигнув, приободрил его. Я увидела столько доброты и взрослости в этом поступке, что просто влюбилась в своего ученика. Они все были как одна семья.
А мне всегда не хватало семьи.

Я думаю о них, о моих первых учениках. Где они? Что с ними? Возможно, кого-то уже нет в живых, а кто-то нянчит внуков. Они были младше меня на 10-12 лет. Тогда это казалось огромным сроком, теперь мы в одной строке.
Жизнь идет, а я все никак не соберусь поехать в Подмошковье, посмотреть на места моих первых боевых сражений, где, кажется, найду всё с закрытыми глазами.
Мисюсь, где ты?
(Окончание следует.)
Subscribe

  • Педагогический просчет

    Дом моей бабушки фасадом выходил на главную улицу. А боковой стороной - на проезд, ведущий к мосту через речку, протекающую за огородом. Когда-то…

  • Ведомо ли вам...

    Вот опять выборы приближаются. Сколько уж было разоблачений, сколько видео-невидео про нечестных учительниц, что вбросы делают, а потом, ночью, еще и…

  • A bout de souffle

    Наши 60-е годы... Лучшие годы 20 века. Выросло поколение, родившееся в страшные сороковые, выросло, чтобы жить и дышать полной грудью. Новая мода…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments

  • Педагогический просчет

    Дом моей бабушки фасадом выходил на главную улицу. А боковой стороной - на проезд, ведущий к мосту через речку, протекающую за огородом. Когда-то…

  • Ведомо ли вам...

    Вот опять выборы приближаются. Сколько уж было разоблачений, сколько видео-невидео про нечестных учительниц, что вбросы делают, а потом, ночью, еще и…

  • A bout de souffle

    Наши 60-е годы... Лучшие годы 20 века. Выросло поколение, родившееся в страшные сороковые, выросло, чтобы жить и дышать полной грудью. Новая мода…