Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Categories:

Юрий Сергеевич

Он преподавал у нас зарубежную литературу. Всю - от Гомера до Диккенса. Зарубежка ХХ века была спецкурсом, который, забегая вперед, скажу, я тоже прослушала и сдала на пятёрку.
В отличие от всех остальных, обязательных курсов, где он всегда ставил мне "четыре". Говорили, что он не особенно заморачивается оцениванием, а ставит ту оценку, которая уже стоит за прошлый экзамен. А первый экзамен я сдала на "хорошо". А может быть моя единственная пятерка была следствием того, что мне попался на экзамене мой любимый Генрих Белль.


Юрий Сергеевич был очень высокий, худой, какой-то основательный, медлительно-неторопливый. Он, такой большой, боялся простуд, подозрительно озирался в аудитории, прикидывая, не будет ли дуть из окон, и если было прохладно (а в новом корпусе, полупустом, огромном, был ужасный дубак), он останавливал лекцию или экзамен и просил старосту найти другую аудиторию.

У него были свои фишки. Так, любую лекцию - хоть о Шекспире, хоть о Золя - он начинал какой-нибудь байкой-анекдотом, очень нравоучительного свойства. Например так:
-Холодной дождливой осенью 1769 года в Париж въехал старый экипаж. Сквозь потоки воды, струившиеся по окнам кареты, едва проглядывал юный профиль с благородными чертами. Это был...молодой Гёте.

А далее, другим, менее загадочным тоном шло: Гёте. Годы жизни 1749-1832. И рассказ о жизни и творчестве.
Наш преподаватель частенько опаздывал на занятия, и в ожидании Света, самая артистичная из нас, становилась за кафедру и пародировала начало его лекций.

Еще одна фишка была в том, что на экзамене никогда не было билетов, а он говорил входящему в аудиторию имя автора, о котором тот должен будет поведать экзаменатору.
Интересно то, что мне, например, всегда выпадало отвечать французов, хотя я предпочла бы немцев. Кроме того, он часто давал такой вопрос, который студент не знал. Как нарочно!

С этим связана одна история. Татьяна училась на "отлично" и шла на красный диплом. Накануне экзамена по зарубежке она ныла:
-Вот не знаю я Мицкевича, чтоб ему пусто было! Хоть бы он завтра не попался!
Когда назавтра Татьяна вошла в аудиторию, Юрий Сергеевич посмотрел на нее своим спокойным и долгим взором и произнес:
-Мицкевич.
Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно. Татьяна, конечно, сдала, и сдала на свои пять баллов. Как - не спрашивайте. У филологов есть свои секреты.
Но студенты других курсов говорили, что подобное случалось и у них в группах. Пр этом Юрий Сергеевич не был злым и вовсе не хотел никого заваливать. Как так получалось? Мистика!
Пока однажды он сам не разъяснил нам "эту сову".
-Я, говорит, - как-то непонятно умею иногда мысли читать. Поэтому, входя в аудиторию, не надо ни о чем думать. Потому что если вы думаете - Мопасан, Мопасан - я вам назову это имя. А если думаете - не Мопасан, не Мопасан, я вам его тоже назову. Почему-то частицу НЕ я не слышу!
А ведь Татьяна, входя в аудиторию, именно так и думала:
-Не Мопасан Мицкевич, только не Мицкевич.

С ним связана одна смешная, немного неловкая ситуация. Это было на первом курсе. Был чудесный солнечный день 18 мая - мой день рождения. После лекций я собирала в общаге гостей, всю нашу группу. Последняя лекция была - зарубежка. Как это часто бывало, препод опаздывал, а наше нетерпение росло. Мы просидели вежливые 15 минут и решили, что пора отчаливать. Как только мы вышли на просторы солнечного дня, чуть поодаль на остановке из автобуса вышли люди и один из них направился к нашему корпусу.
Присмотревшись, мы с огорчением предположили, что это наш лектор и несмело отступили назад.

Человек приближался и уже не казался нам похожим на лектора. Это был кто-то другой! Мы сделали шаг вперед.
Потом увидели, что это точно он и опять отступили в входу. И когда этот человек был совсем близко и весенний ветерок развеял его скромную шевелюру, я увидела лысину, которой вовсе не было у нашего Юрия Сергеевича, и радостно, во весь голос заорала:
-Да какой же это Юрий Сергеевич! Это же лысый дядька!
И в ту же минуту я его отчетливо узнала и без паузы сказал, понизив голос,очень испуганно и пристыженно:
-Здравствуйте, Юрий Сергеевич!

Очевидно, что он слышал мой пассаж о лысом дядьке, но был он человеком очень добрым, даже где-то по-детски наивным.
А мне с тех пор мои сограждане частенько говаривали:
-Тань, ну погляди, там Юрий Сергеевич или лысый дядька? Да хорошенько гляди, в то вдруг ненароком...

Он любил театр, писал статьи о нем, писал и ставил пьесы. В одну из них он пригласил меня. Я даже репетировала с настоящим режиссером и актерами. Но не сыграла, другое у меня на уме было. Когда-то он мечтал стать актером. Он воевал и имеет награды. Он был доктором наук и возглавлял в научном институте исследовательский сектор.
Он рано умер - давление, кровоизлияние.

Почему так получилось - я хожу каждый год к нему на могилу. Ведь преподавал он далеко не главную дисциплину, в универе было много встреч, но помню я его с особой теплотой.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments