Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Былое и думы

Святки. Хорошее время. Помню, много лет назад, когда солнце светило веселее, а сахар был слаще (не, ну правда-правда - слаще!), не сиделось мне на месте, а уж на Святочной неделе-то! Ого-го!

Решила я пойди колядовать по дворам, да не просто так, а с пользой. (Я очень люблю пользу приносить.)
Работала я тогда в нашей школе первый год после длительного перерыва. Был у меня 5 класс, где учился и мой старший сын.

Написали мы с детьми на уроках литературы отличные колядки, где после зачина:
-Сеем, сеем, посеваем!
С Рождеством вас поздравляем!-
шли, как положено, просьбы:
-Молока сгущенного,
И мяска копченого,
Шоколада и конфет,
Вкусных пряников с буфет (это у нас такая поэтическая вольность попадалась, но я ее приветствовала - все ж таки рюсс карнавал! - пусть шалят да к поэтическому творчеству приучаются.)



А уж после были у нас и угрозы жадным хозяевам:
Пожалеешь для нас сладостей,
Так не будет у вас радостей!

И все такое прочее.

Вечером собрались у меня дома. И хотя звала я всех (30 человек), пришли, как это бывает, далеко не все, а человек 8-12.

С радостным смехом намазали мы рожицы моей древней косметикой 19неведомого года, из мочалы сделали кому бороду, кому парик, поверх шуб и пальто нацепила я на них свои длинные, пестрые летние юбки - благо, их у меня была целая гора, взяли в руки детскую игрушечную гармошку с противным визгливым голосом, жестяной барабан, дудочку-погудочку, а главное - корзину, довольно вместительную, для подношений, нами заработанных.

С визгом и гоготом мы вывалились из квартиры и помчались колядовать.

С нами пошла и Таня, моя дочка-первоклассница, а вот меньшой, очень огорченный, остался дома с бабушкой. Уверенный мной, что мы скоро вернемся с подарками, он терпеливо решил ждать.
Мы сразу решили, что пойдем по знакомым адресам. Например, к тем одноклассникам, которые не пришли сегодня вечером на сходку. Ну, и к некоторым учителям, любимым и умеющим оценить наш порыв. Благо, все живут рядом, в одном микрорайоне.
Я смело повела толпу ряженых к своим знакомым. Получив порцию конфет и яблок, а также восхищения нашим нахальным вторжением и громким, но нестройным пением, дети осмелели и уже сами подавали голоса:
-А давайте, к Алеше Галкину пойдем!
-Ну нет, он жадный!
-Он говорил, что ему килограмм шоколада мать принесла с работы!
-Что? Шоколада? - это уже я голос подаю.- Вот к нему и идем. Немедленно!

Наша веселая толпа вваливается в подъезд, в лифт входят не все, особенно мешает огромная корзина, с которой Алеша Пчелкин ни за что не расстается. Я утрамбовываю народ в лифт, а с остальными мы бежим наперегонки на 4 этаж. Из лифта выходят приехавшие одновременно с нами ребята. Звоним. Секунды волнующего ожидания. Как перед премьерой. Сейчас откроется занавес дверь и действо начнется. Все притихли.
Дверь распахивается, первые робко заходят на порог, но задние, среди которых и я, напирают, давят, и вот уже первые посередине квартиры, а задние с хохотом давятся на пороге.
Одновременно с открыванием двери открываются и наши рты - мы поем коляды. Чтоб подбодрить детей, чтоб помочь им не сбиться, я ору дурниной про то, что "сеем, сеем, посеваем", а передние сыплют зерно из мешочков, которое должно бы остаться на пороге жилища, но так как передних вдавливают в дом напирающие бесстыдные задние, то зерно летит по все квартире, покрывая ковры, кошачьи и собачьи уши, фартук и прическу хозяйки.
Алеша Галкин, увидев нас, меняется в лице и прячется в дальнюю комнату. Однако! Неужели он и вправду жадный?
Зато мама, несмотря на то, что мы изрядно нашалили крупой, приветливо улыбается и выносит нам конфеты и шоколадки. А папа радостно приветствует нас из кухни.

На улице мы обсуждает визит и радостно хохочем. Потом мы идем еще к одному однокласснику, потом еще к одному. И везде повторяется то же самое: я трамбую народ в лифт, остальные вместе со мной бегут по лестнице вверх. Мы звоним, замираем, а потом передние под напором задних влетают на середину квартиры, где сыплют крупу, и все мы громко поем коляды.

Со мной рядом Ира Соколова - умница, поэтесса, талант и одна из моих любимиц. Она быстро поняла, как весело толкать толпу в квартиру и с радостью помогает мне в этом. К тому же она хорошо знает текст коляды - мы воем его с ней в два голоса.

Я уже охрипла от смеха и пения, корзина наша наполняется, а мы все несемся перебежками по темным дворам, освещенным только горящими вечерними окнами. Некоторые прохожие останавливаются, смеются, что-то говорят нам вслед. Но мы бежим - морозец стоять не велит!

Снега много, узкие протоптанные тропинки между домами плохо видны, поэтому иногда кто-нибудь падает, что вызывает опять взрыв смеха!

По дороге складываем, рифмуем новые строчки коляд. Мое двустишье сразило всех наповал:
-А не дашь нам колбасы, больше килограмма,
Завтра вырастут усы на лбу у твоей мамы!

Честно говоря, я и сама от смеха упала в сугроб. До сих пор это вспоминаем при встречах.

Кто-то предлагает пойти в гости к Вале Жигановой. Отчего ж не пойти? Идем! Звоним в дверь, тишина, долгая возня с замком и... на пороге старушка и ее старенький муж. Вот так! Мы попали не туда!
Мы пропели им поздравления, а хозяйка вынесла нам огромный пирог с капустой, еще горячий. Вот это щедрость, вот это улов!

Кажется, пора в обратный путь. Корзина полна, все проголодались, уже поздно. Но нам предстоит зайти еще по дороге к Васе Цепкину. Он колядует с нами, и сам пригласил пойти к нему:
-У нас мама такие рыбные котлетки жарит!

Господи! Рыбные котлетки! Да я за ними на край света пойду!

И вот, заранее облизываясь, поднялись на девятый этаж, дверь открыл папа и злобно заорал:
--Это чего еще тут?! А ну прочь пошли!

Васина мама вышла из кухни и подала в корзину плитку шоколада. Мы не стали ничего обсуждать, чтоб не смутить и без того обескураженного Васю.

У меня дома мы сели пить чай с добытыми дарами. Все сидели на полу - у меня в комнате не было мебели, только полки с книгами и детский стол с маленькими стульчиками.
Я достала все чашки, какие были в доме, даже из чудесного старого сервиза, что хранились в кухонном столе.
Чашки стояли на стульях, изображавших столы, а я, бегая из комнаты в кухню за чаем, методично сшибала их широкой юбкой, пока не перебила все! На счастье!

Остатки конфет и яблок мы справедливо разделили на всех.

В этом году моему первому выпуску будет 20 лет. Они все выросли,и судьбы их сложились по-разному. Есть семейные и разведенные, есть одинокие и уехавшие в далекие края. Есть и печальные: увы, это поколение, по которому сильно ударили 90-е годы. Кто-то уже умер, кто-то в тюрьме, кто-то стал наркоманом. Некоторые не сумели реализовать данное им природой.

Но я их помню всех замечательными детьми - талантливыми, веселыми, справедливыми. А главное - чистыми.
Я благодарю Бога за то, что я всю жизнь провела с детьми. Я твердо знаю, что такое человек и каков он. Человек - это удивительное чудо. Какие сокровища вложены в него! Как ищет он правды, как понимает гармонию мира, как близок он по образу к ангельскому чину.

Берегите детей - в себе и в других! С праздниками вас!

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments