Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Category:

День Брадобрея...

...или Берендея. Или еще кого-то сладкозвучного. В общем, на 141 году жизни узнала я, что 29 февраля какой-то особенный день. И сидеть надо тихо, а то что-нибудь да случится!
А я, как дура (впрочем, почему "как"? ) поперлась утречком в магазин и встретила старую сослуживицу Машу. И она мне поведала историю, леденящую кровь, которая несколько взбудоражила меня, ибо могла бы стать судьбоносной.



С Машей я работала во время оно в детском саду. Выросли мои дети, я с ними в школу пошла. А Маша так и доработала там до пенсии, на которую вышла в прошлом году.

В разговоре о том, о сём неожиданно она спрашивает меня:
-А ты получила выходное пособие? А я получила. Дают три оклада. У меня вышло почти сто тысяч.
-Нет, - говорю, - Маша, ничего у меня не вышло ниоткуда, ибо слыхом я не слыхала про такие чудеса.

Маша - женщина практическая.
_Ты чтой-то, - говорит. - А ну щаз жа иди и получи! У тебя есть 25 лет педагогического стажа?
-Есть-то оно, конечно, есть. Ещё как! Но вышла я на пенсию уже давно, при царе Горохе. Поди уж и не положено мне. А кроме, я ж из школы ушла в 53 года, а до пенсии доработала в Консерватории.
-Ты там преподавала?
-Ага. Вокал. (жаль, что около моего дома не было эха, чтобы повторить за мной последний слог этого слова. Да желательно неоднократно для пущей убедительности.) Нет, конечно, это я так шутю. Редактором была в консерваторской редакции.

Расстались мы, но заронила мне Маша легкое сомнение в душу. Некая тень легла, облачко, так сказать, нашло. Пришла домой - и к компьютеру.
И что же я вижу, други мои! То самое, от чего никак убежать нельзя, сколько ни тщись! что завсегда славило нашу бюрократию с ее неукротимой заботой о простом труженике.

Есть такое постановление. Принято оно было аж в 2005 году. Я уходила на пенсию в 2008, мне никто не пикнул о нем. А зачем? Денюшки-то дядины целее будут.

Все, что перечислено в их требованиях, у нас имеется. И 25 лет педстажа, и уход на пенсию позднее, чем прописан закон, и даже мой выход на оную из Консерватории должен был зачтен - по правилам надо уходить из образовательного учреждения, а Конса таковой и является.

Но! Тысячу раз - НО! "Но опять нас обманут, ничего не дадут," - как поется в одной игривой песенке. Закон конечно, хорош, но не про нашу честь, ибо рылом мы не вышли столько там в бумагах заковык хитрых, что продираться придется с трудом и мясом. Моим. А мне его жалко.
И как они мне посчитают мой золотой парашют компенсацию в трехкратном размере - по зарплате 2008 года, штоле? Так там же керенки были, а ныне уже они не в ходу!

В общем, разбередил мне душу этот ваш Берендей, будь он неладен! Вроде уже я не я, а какой-то Прындин! Не могу я больше за подачками ходить. Я еще даже какие-то доплаты к пенсии не получала (про проездные какие-то мне люд толкует), никак не могу заставить себя в те коридоры и кабинеты пойти, где сидят холеные малограмотные и малокультурные тетеньки. Я не люблю такое.
Я люблю красивое!

Так что, как ни жаль мне мои сто тысяч рублей, оставлю я эту заботу другим, молодым да зубастым. А у меня уже ни молодости, ни зубов не осталось. Дома посижу, целее буду.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments