Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Categories:

Про кошек. Печальное

Вот у меня аллергия на шерсть. А как я люблю кошек! Просто обожаю и трясусь! Но - увы! - приходится себя окорачивать! В руки не беру, только - смотреть. Лучше на картинках. Это мука мУчная!

А ведь все так хорошо начиналось! У нас всегда были кошки, которых я приносила котятами отовсюду и без высочайшего маминого разрешения. Последний кот-котище жил у нас 16 лет. Сибирский, лохматый, харАктерный. С него-то все и началось - сопли, кашель, удушье.
Потому что я с ним и в пир, и в мир. Спали в облипку, ели из одной тарелочки, в нашей холодной квартире он сидел целыми днями у меня за пазухой. Вот и приключилось!

Но речь не обо мне.

Так уж вышло, что послал мне Бог не только испытание любовью, но и предательством. Любовью - потому что не могу я любимых к груди прижать и целовать их в мордуленцию до самозабвения!
А предательством, потому что... Впрочем, все по порядку.



В 90-е годы, когда еще не было в подъездах дверей с домофонами, а болтались оне на хлипких ржавых железках, любой мог пройти внутрь и делать там, что вздумается.
Что народу вздумывалось делать в подъездах, не мне вам рассказывать. Небось, сами помните и пострадали. А еще народ в подъезды кошек подкидывал.

Надоест кому, или не понравится что, или совсем голод одолел, а может и с ума поехали - сунут кошку в мешок и в далекий дом далекого района. Чтоб никакого возвращения. Вот и предательство. А мне расхлебывать.

Вот привезут такую княжну кошку в темный лес чужой подъезд и вытряхнут. А сами - в бега. А кошке страшно - все непонятное, пахнет по-другому, двери хлопают, лифт гремит. Да и холодно, потому что бросали обычно их по осени-зиме.

И идет она где бегом, где скоком, где ползком на последний этаж. Я иной раз после школы иду еле живая домой, поднимаюсь на свой девятый и с ужасом заглядываю в углы - а вдруг опять подбросили?!
Потому что пристраивала я тех кошек, часто с трудом, видеть их муки не могла, а взять к себе - тоже.

А бывало, что вижу нового жильца. Вначале мы знакомимся. Я устраиваю ему постель из коробки и тряпок на самой высокой лестнице, ведущей на чердак - там, правда, лифт гремит, но зато никто не ходит. И никто не запнется о беднягу.
Поскольку сами мы едим очень скудно - напоминаю, 90-е годы - и мяса у нас отродясь не бывает, а только лапша с хлебом да чай, то кошке я приноровилась покупать сухой корм. Ну и банку с водой ставлю.

Иногда я впускаю ее в квартиру. Это когда мне кажется. что ей уже невмоготу и она теряет веру в хорошее. И как же их жалко! Потому что, помню, один котик, белый с черными пятнами, сразу побежал к холодильнику и стал кричать мяу-мяу, поставив на дверцу передние лапы.

Я и без того понимала, что эти кошки жили где-то, были домашними - ведь они взрослые уже. Но тут прямо с очевидностью увидела, как он жил в чьей-то квартире.

Я объявляла в школе в каждом классе про кошку. Иногда забирали быстро - рыжего пушистого красавца взяли в один хороший дом. А того, что подбежал к холодильнику - в продуктовый киоск.

Был пушистый, почти сибирский, все гулять уходил. И погиб во дворе - собака задрала. Причем, при хозяине собака была.
-Ах, я не мог удержать! - это когда я накинулась на него с ревом.
Был черный, изящный, тоже как-то сам пропал. Куда - не знаю.

Иногда кошка задерживалась. Что я только не делала! Даже и стипендию назначила - сказала, что взявшему буду ежемесячно платить деньги за еду - 300 рублей. Хоть сама бюджетница была, и деньги задерживали, но подумала, где трое, там и четверо. Тем паче, кошка не ребенок, много не съест. Да и мои дети сроду малоежки были.

Моя подруга, узнав об этом, решила разделить со мной это денежное пособие и решила платить со мной по очереди - через месяц.
Но когда нашлись желающие и взяли ее, она через два месяца пропала. Просто ушла от них, хотя это были хорошие люди. Ушла зимой, в очень морозную ночь. Они дали ей имя - Симона. Ей это имя очень шло.

Почему-то эта кошка запала мне больше всех в сердце. Видели бы вы ее! Она была очень молодая, не старше 2-х лет. Иногда она радостно играла кистями моего длинного красного шарфа, когда я наклонялась, чтобы сменить ей воду или насыпать корм. Скоро я заметила, что у нее что-то не то с глазами. Кажется, она плохо видела, хотя внешне глаза были обычные - огромные, чистые. Но зрачки все время были огромные.
Один мой ученик, довольно хулиганистый парень, сказал, увидев ее, что скорей всего это следствие травмы.
-Её напугали пылесосом!
-?
-Ну, так, нарочно гоняли, от этого она ослепла.

Так это или нет, неважно, в любом случае кошку выбросили, когда она стала инвалидом. Возможно, действительно по вине людей.
Расцветочка ее была самая невзрачная - белая с черными пятнами. Но какая красивая мордочка! Глаз не оторвать!

Соседи, видя мое усердие, тоже выносили ей еду. Это были куски жареной печенки, какое-то мясо, что-то с их стола - я была рада, что Симоне перепадает что-то вкусное.
Но, напомню, это были 90-е годы, и в наш подъезд на чердак зимой вселялись бомжы. Сидели они там тихо, иногда я слышала над своей квартирой их передвижения и голоса.
Вдруг я заметила, что у кошки каждый день вода из банки выпита до дна. Но это же невероятно! А кроме того, все продукты, принесенные со стола соседями, то есть не сухой корм, а человеческая пища исчезают мгновенно. Было понятно, что это берут себе здоровые детины, живущие наверху.

В школе одна учительница, которая тоже сердобольно прикармливала бездомных животинок, на мой рассказ сказала со смехом:
-Это что! У нес на чердаке живет такая кошка. И я подаю ей туда еду на маленьком подносике. Не захожу, а просто от двери ставлю поднос на пол. Однажды я протянула руку с едой, чтобы, как всегда, поставить ее около входа, а оттуда, из тьмы веков высунулась волосатая рука и приняла эту мисочку.

Мне не нравилось такое сосуществование, но в принципе бомжи были тихие и безответные, и я терпела. Только воды наливала чаще.
Но однажды они, видимо, напились, не воды, конечно, а чего-то покрепче, и стали скандалить. Орали, что-то швыряли со стуком, наверное, друг друга. Это было поздно вечером,и я вышла посмотреть, как там Симона. Но ее и нигде не было. Как я ни звала, она не пришла. А ведь она уже знала меня, встречала из школы на восьмом этаже и шла со мной наверх. Где же она?

Полночи я представляла, что случилось с Симоной. А утром, открыв дверь, чтобы идти на работу, увидела ее под моей дверью.
Мама дорогая! Я вначале и не поняла, что с ней! Она была чем-то облита и эти мокрые пряди смерзлись на морозе. На улице было очень холодно.
И она пришла ко мне. Невозможно было обмануть ее доверие. Невозможно было оставит ее без помощи - очевидно, что ей не справиться.
Я осталась дома. Детям сказала,чтобы передали, что уроки сегодня отменяются. Администрации я скажу - пусть ставят прогул - мне все равно.

Я вымыла Симону в под душем, завернула в полотенце и положила на кухне у батареи. Я поняла, что случилось. Эти дураки бомжи бросили ее в мусоропровод. Потом там на нее что-то лилось, хорошо, что не выбросили ничего тяжелого. Утром, когда пришла мусорная машина, она вылетела из трубы и побежала в подъезд, ко мне.

А вечером я отомстила за Симону. Я ей сразу сказала:
-Вот увидишь, они очень пожалеют о том, что сделали!

С наступлением сумерек наши верхние жильцы приперлись на ночлег. Я слышала их возню. Взяв трубку телефона, я позвонила в милицию.
-Алло, алло! Вот у нас тут беда - какие-то люди на чердаке, что-то делают. Каждый вечер. Наверное, наркоманы. Я не знаю.

Отзвонившись, я радостно подмигнула Симоне, которая разлеглась на кресле в кухне. Сейчас увидим!

Машина примчалась быстро. Я слышала, как они поднялись наверх, как забрали двух мужиков, которые накануне так смело разобрались с бездомной кошкой. Посмотрим, будут ли они также смелы с парнями из милиции.
Я открыла дверь квартиры и смотрела, как их заводят в лифт, а они бредут с понурым видом.

Вернувшись, я сказала уже спящей Симоне:
-Так будет с каждым!
И пошла спать.

Наша с ней разлука была еще впереди.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments