Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Category:

Наш Ильич. Осторожно! 18 плюс!

Каждый знает, где сидит фазан кто такой Ильич. У нас в городке, как в любом советском городе, есть улица его имени - так и называется - улица Ильича. Ну, Академгородок - место своенравное оригинальное и творческое, потому не сермяжное - улица Ленина, а Ильича. Вот так не прямо, а косо с намеком, но каждому ясно, кого и чья тут улица.

Был у нас в истории еще один знаменитый Ильич. Даже и анекдот ходил в свое время.
Брежнев говорит, скромно потупив очи:
-Называйте меня просто - Ильич.

А был он, кто помнит, Леонидом Ильичом. То есть назвать-то его так можно было, да кто ж ему даст поймет с ходу, что речь о нем, а не о другом Ильиче, более раннем знаменитом!

А вот моя речь пойдет как раз не о раннем и не о позднем, а о нашем, не менее знаменитом в узких кругах научной общественности Академгородка и его университета. Итак, Алексей Ильич Тодоров - бессменный преподаватель старославянского языка. Встречайте, товарищи!

Но прежде хочу вас предупредить не только об опасности "много букв", но и крайне неприличных вещах, кои содержатся в моих сегодняшних воспоминаниях, что могут огорчить и ранить нефилологические уши души.


О Мухза! Дай мне силы и краски, дабы описать сего достойного мужа, не расплескав по дороге к читателю глубину мысли, не растеряв по той же дороге мельчайшие подробности его замечательной и доблестной жизни!

Было ему в пору моей глупой юности 50 лет, и он казался мне глубоким стариком, обломком империи. Ходил он как-то чуть боком, наклонив голову, при встрече и приветствии шаркал ножкой, был чрезвычайно любезен и предупредителен.

В войну он служил в авиации, был борт-стрелком, имел награды, но это все шло мимо нас. Мы видели его сегодняшним, а был он выпивоха, дважды женатый на своей собственной жене, дамский угодник, или, говоря его любимыми фразеологизмами - мышиный жеребчик.
Похоже, в молодости он был даже и красив - на фото далеких лет он вылитый актер Белявский, знаменитый Фокс из фильма Говорухина.

От прежних цветников уцелели одни пионы и маки... тьфу, чего-то Чехов приплелся... от прежней красоты уцелели кудри, стоявшие на голове какой-то неровной кучей, да ямочка на подбородке. А в остальном скажу, как Лиза из "Горя от ума":
-Оставьте, ветреники сами... Вы старики!

На занятия в универ он ходил в самом затрапезном виде: какие-то брюки с порванными карманами (мой отец, не любивший, как он говорил, "наряжаться", в таких и в гараж бы не пошел), военная, защитного цвета рубашка и галстук набок. Сверху набрасывался пиджак от неведомого костюма. Вся одежда была старой, поношенной и производила впечатление унылой старости.

Однако Алексей Ильич был бодр и весел. Иногда. Так, в каждой группе у него была любимица. В нашей он выбрал мою лучшую подругу Наташу.
Наташа была хороша! Тоненькая, беленькая, нежная, она боялась его до трясучки! А он, читая лекцию, медленным шагом выходил из-за кафедры и так же медленно подкрадывался к нашей парте. Все понимали, куда крадется наш Ильич, а я прямо умирала от смеха. Внутреннего. Внешне я сидела с каменным лицом.

Приближаясь к предмету своей страсти, Тодоров светлел лицом, у него появлялась неопределенная улыбка, а Наташа, наоборот, бледнела, лицо ее от ужаса и напряжения становилось глупым и растерянным. Для пущего смеха я толкала ее под партой карандашом в бок или начинала подвигать ее к краю скамейки. Бедная моя подруга, атакованная с двух сторон, не знала, куда ей деться!

На всех нас он злился и иногда орал дурниной. Правда, было, за что. Мы отчаянно пропускали его лекции, особенно первые пары. Ибо скучища там была несусветная. Он читал нам по желтым от старости листочкам, а однажды я видела, как он не смог написать на доске старославянское слово "лошади" - я сидела в стороне от группы, одна, а все остальные небольшой кучкой в 10 человек - в другом углу аудитории. Приводя какой-то пример, он подошел к доске и стал писать это слово, загородив своей тушей фигурой каракули от группы. А так как я сидела в другом конце класса, то все прекрасно видела.
Вначале он написал "комони", потом подумал и стер одну букву, заменив ее на другую. Получилось - "къмони". Потом и это комони исчезли и появились кони в третьем написании - "комъни". Ах, Алексей Ильич! Желтые бумажки с верным написанием лежали на столе, но невозможно же подглянуть в них на глазах у всех, чтобы написать такое простое слово!

Я следила за его манипуляциями с нарастающим удивлением и восхищением. И он таки вышел из положения- написал это слово под титлом! Долгие продолжительные аплодисменты!

Скоро мы заметили, что колебания настроения нашего Ильича зависят от его самочувствия. Обычно злой, а иногда и сонный он бывал после возлияний, так сказать в похмелье.

Однажды летним вечером один студент встретил Алексея Ильича в начале Морского проспекта. Тот был в изрядном подпитии, шел явно качаясь, но на приветствие ответил с серьезным лицом, гордо наклонив голову и шаркнув ножкой.

А спустя короткое время, в тот же вечер, Тодорова увидела студентка уже в конце Морского проспекта в том же шатающемся виде, но уже я явственным фингалом под глазом. Он точно так же с достоинством и шарканьем ответил на приветствие и гордо поплелся прошел дальше.
Что произошло на середине Морского, какие бури бушевали и кто посадил фингал доблестному Айвенго - о том история умалчивает. Однако пищу для сплетен размышлений дает.

Вот эта непредсказуемость буря и натиск и была самой жуткой! Однажды он особенно буйствовал на экзамене в группе, старше нас на год. Он терзал народ злобными выкриками "Вы не посещали!", отсаживал одного студента с новыми вопросами, пока тот не возмутился:
-Это самодурство! Я не спал всю ночь, готовился к вашему экзамену.

Самый смех был в том, что при этом в голове этого студента торчали перья из подушки!

То, что Тодоров будет злобствовать на экзамене, было понятно накануне: вечером в общагу приехал из города, из библиотеки, Боря Шарифуллин и сказал, что возвращался в городок в одном такси с Алексеем Ильичом. Тот был уже хорош и, завезя своего студента на нашу улицу с общагами, не позволил ему расплатиться, торжественно отмахнувшись от Бориного рубля.

Зато назавтра из аудитории вылетали все со свистом, а я придумала целую историю про то, как бедный Боря зашел на экзамен и робко сказал на пороге:
-Моя фамилия Шарифуллин.
На что Тодоров, еще не вполне протрезвев, грозно крикнул:
Как? Шар и Фулин?! Я же сказал - заходить по одному!!!

Представьте, как дрожали мы на следующий год! Тем более, что накануне экзамена вечером я зашла к красотке Кларе, а она с печальным смехом рассказала, что гуляла на свадьбе одногруппницы с аспирантом Тодорова, как тот там напился и грязно приставал к ней. В их группе он был в нее влюблен.

Утром следующего дня мы с Наташей так тряслись перед дверью, что почти в прямом смысле сошли с ума. Наташа сказала, что больше не может стоять тут в тишине и неопределенности лучше сразу умереть героем!, сейчас она рывком откроет дверь, вбежит в класс, схватит мел и нарисует Тодорову, дремавшему за столом, усы! Остановило нас только то, что сидящие в аудитории наши товарищи умрут от разрыва сердца, потому как они сейчас там тихонько сдувают со шпор, а Наташин выход с цыганочкой повергнет всех в шок.

Когда я зашла и стала готовиться, то заметила, что Тодоров почти спит, и тогда экзамен принимает его ассистентка Галина Ивановна. Она была добрая, все понимающая, к тому меня она по непонятно мне причине любила. Так проходит с тремя студентами, а на четвертом он просыпается и, невзирая на лица - хоть отличник перед ним - талдычит одно:
-Вы не посещали!

Переубедить его невозможно, он свирепеет еще пуще. Я прикинула, что еще один отвечающий - и змей Тодоров проснется. И хотя была не моя очередь, я взмолилась у Вики:
-Викочка! Можно я сейчас пойду отвечать?!

Милый Вика пожертвовал собой, я оттарабанила все Гальке и вылетела счастливой пулей. Уф! Закрывая дверь, я услышала злобный голос Алексеюшки, обращенный к подошедшему Вике:
-А вот и вы! Я вас помню - вы не посещали!

Проснулся! Да он просто Бога не боится - уж кто кто, а Вика всегда в первых рядах. Даже Галина Ивановна, сдерживая ярость, стала увещевать:
-Он посещал!
Ну, где там! Прости меня, Вика!

Сексуальная озабоченность Ильича ярко проявлялась на его лекциях, являя языковые примеры на самые пикантные темы. Под видом научности.

Так, беседуя о полногласии, он приводил примеры - бремя-беремя, подробно останавливаясь именно на "беремя", объясняя, почему, зачем и как это слово употреблялось.
Но превзошел он сам себя в группе на 2 года старше нас, там, где училась красотка Клара. Он дал пару "срам-сором", подробно объяснив значение второго слова:"Это женские. Наружные. Половые органы". Народ, состоящий на 90 процентов из невинных девиц и трех парней, не знал, куда деваться.
А на следующей лекции он спросил об этом одного мальчика из их группы, знает ли тот примеры полногласия. Олег (а теперь он профессор нашего универа) ответил и привел примеры, обходя эту сладкую парочку - благо полногласия в языке полно. Но - шалишь!
Тодоров прямо спросил -а где же срам-сором? Олег промямлил - куда деваться-то! -срам-сором. Опять шалишь! Тодоров, подкрадываясь, вопрошает:
-А что такое сором?
Олег молчит. А тот снова за свое, да с расстановкой, применяя, так сказать, парцеляцию:
-Это наружные. Женские. Половые органы.

Приводя подобные примеры, Тодоров особенно ласково и значительно поглядывал на предмет своей сиНпатии.

Меня он как-то попросил привести примеры двойственного числа. Я ответила - уши, колени и прочую белиберду. А он, начиная подкрадываться, вопрошает:
-А чресла?

Сроду я никаких чресел не ведала.
-Ну, - говорю, видать тоже двойственное. Потому как кресло напоминает.
А он не унимается:
-А что это такое -чресла?

Я чую подвох, но отвечаю:
-Видимо, какой-то предмет, имеющий две части, двойной.

А Женя, наша отличница, со смешком мне говорит вполголоса:
-Это бедра.
(Сейчас, вспоминая это, мне так и хочется сказать, что то была жопа! Но прозвучали именно бедра.)
Тодоров доволен:
-Ах, вы не знали, что это бедра? Хи-хи-хи!

Читая лекцию по фразеологии - а это его конек, он автор-составитель большого и известного словаря фразеологизмов,-
он что-то долго заясняет про корень "поц", про слово "пацан" и длинные еврейские батоны, популярные в Одессе. Мы уже все поняли, а он вдруг строгим голосом говорит, обращаясь в нашей девичьей группе к трем несчастным парням:
-Сказал бы я вам, что означает это слово, если бы тут девушек не было!

Вот такая на него вдруг целомудренность напала. И с чего бы это? Мы, и девушки, и парни, уже поняли, Алексей Ильич, наученные горьким опытом ваших лекций, что это ... Наружные. Мужские. Половые органы. Разве нет?

Но в целом он был незлопамятный и даже не злой. Я помню, с какой сдержанной радостью и отцовской гордостью он встретил Наташу, когда она вернулась в группу после рождения дочки.
-Вы, говорят, мамой стали? Поздравляю вас и желаю здоровья вам и вашему ребенку!

Он был очень мил в эту минуту.

Subscribe

  • В этот день 5 лет назад

    Этот пост был опубликован 5 лет назад!

  • Педагогический просчет

    Дом моей бабушки фасадом выходил на главную улицу. А боковой стороной - на проезд, ведущий к мосту через речку, протекающую за огородом. Когда-то…

  • Ведомо ли вам...

    Вот опять выборы приближаются. Сколько уж было разоблачений, сколько видео-невидео про нечестных учительниц, что вбросы делают, а потом, ночью, еще и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments

  • В этот день 5 лет назад

    Этот пост был опубликован 5 лет назад!

  • Педагогический просчет

    Дом моей бабушки фасадом выходил на главную улицу. А боковой стороной - на проезд, ведущий к мосту через речку, протекающую за огородом. Когда-то…

  • Ведомо ли вам...

    Вот опять выборы приближаются. Сколько уж было разоблачений, сколько видео-невидео про нечестных учительниц, что вбросы делают, а потом, ночью, еще и…