Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Categories:

Уроки французского

Наша мадам была не только прекрасна во всех смыслах. Она была современна и демократична.
В универе ежегодно весной проходили дни иностранного языка. Все факультеты принимали участие в концертах: пели на разных языках, разыгрывали сценки, читали стихи. Но самый большой напор был, конечно, на нашем факультете.

Наша роскошная мадам негласно соперничала с англичанкой - тоже молодой и очень интересной дамочкой. Напоминая нам, между прочим, что французы всегда конфликтовали с англичанами и частенько побивали последних.

Англичанка приехала из Москвы, где работала, кроме прочего, в Интуристе. И была переводчиком на Московских кинофестивалях. Она интересно рассказывала о западных звездах, с которыми общалась и которых видела на расстоянии вытянутой руки.
Так, она говорила о неземной красоте Марины Влади, которая на приемах затмевала яркую Софи Лорен.

Эта англичанка ставила со своими студентами пьесу из современной английской жизни. На английском языке, разумеется.
Наша мадам готовила с нами песни. Мы пели народные французские песенки, а также некоторые популярные из репертуара Ги Беара, Ива Монтана. Мадам приходила к нам в общежитие, и мы репетировали то в небольшой комнате для отдыха, где стояло пианино, то в комнате Наташи, ее студентки, старше нас на два курса, то в холле.


Однажды мы были у нее в коттедже. Ее муж был в то время в научной командировке в США, и мадам рассказывала, как она волнуется, когда он долго не звонит ей.

Мы познакомились с ее детками, а после репетиции пили чай с лимонными дольками. Все было очень красиво, со вкусом, огромный двухэтажный дом, открытый холл-гостиная, огромная кухня, совмещенная со столовой. На этой первой репетиции мадам достала свою детскую книжку со старинными народными французскими песенками. Вот и мы разучивали несколько песен оттуда. Мадам все время напоминала нам, что англичане ружья кирпичом не чистят должны быть если не посрамлены, то хотя бы несколько побледнеть после нашего выступления.

Пели мы самозабвенно. Но вот беда - в нашей французской группе две девочки из четырех наотрез отказались петь, мотивируя это тем, что у них нет музыкального слуха.
А остальные трое мальчиков даже и в расчет не брались.
Так что петь бы нам с Ириной вдвоем, но, к счастью, к нам присоединились девочки с курса постарше. И был у нас квартет.

Мы имели успех, пели и со сцены Дома ученых, и в Маслянинском детском доме на шефском концерте, и в главном корпусе НГУ в большой аудитории.
К слову, с Ириной мы встретились во Флоренции и радостно вспомнили наш репертуар, громко распевая песни на французском языке на площадях, улицах и в нашем уютном садике.

Но это праздники. А будни были таковы: каждый день была пара французского. Вечером до самого закрытия мы сидели в лингафонном кабинете, слушая и повторяя сто раз одно и то же - как Жерар Филип читает "Маленького принца" Экзюпери. Я выучила наизусть эту книжку. Интересно, что французы говорят наизусть - пар кёр - сердцем.

На первом курсе одна девочка, которую потом отчислили, никак не могла научится произносить некоторые звуки. И не то чтобы это были какие-то трудные, например, носовые. Нет, самые обычные. Видимо, ей казалось, что французы как-то по-особому говорят, совсем уж не по-людски, поэтому она очень творчески подходила к словам.

Например, слово "боку" - "много". Она выговаривала его - бёку. И как мадам ни билась - бёку и все тут! Рассерженная преподавательница говорит:
-Вы знаете русское слово "бок"? Просто скажите слово "бок"!
Студентка, разогнавшись на этом несчастном "бёку" выдает с ходу:
-Бёк!

Когда дело дошло до некоторых более сложных сочетаний, например в слове работать (travailler), бедная Татьяна (так звали эту студентку) начинала басом завывать что-то утробное-потустороннее.
А уж бедное вездесущее il y a (имеется) как только она не выкаблучивала! Мадам кричала, теряя терпение:
-Вы знаете русское имя - Илья? Просто Илья?!
Татьяна смотрела на мадам, потом на слово в учебнике и произносила быстро, чтоб не разобрать, какие-то совершенно иные звуки. Грешно было смеяться. Народ безмолвствовал.

Зато мы с удовольствием хихикали над Толиком, а иногда и просто откровенно ржали. На занятиях мы читали Сименона, и Толик почему-то упорно называл инспектора Мегрэ - комиссар Мэгр! Смех еще и в том, что "мегр" по-французски - "худой, тощий".
Знаменитого "тощего" инспектора затмили и на долгое время стали шуточкой не только в нашей французской группе, но и у англичан ответы Толика о времени суток.
Мы изучали числительные применительно к часам. Без четверти, две четверти, половина, без пяти минут какого-то часа. И два простых слова - полдень и полночь (midi et minuit).

На занятии мадам, как всегда, в темпе бросает вопросы:
-Во сколько вы пришли домой? Когда ужинали? В котором часу встали? Завтракали?
Она идет по кругу, спрашивают каждого, мы варьируем ответы, а как только доходит до Толика, он отвечает так, что не придерешься:
-A midi.
Или:
-A minuit.
И все. Вроде, правильно говорит, но всем понятно, что к занятиям он не готов. Мадам сердится, но ничего не может сказать: пришел домой в полночь? Что ж, бывает. Встал в полдень? Ладно,хорошо. Завтракал тоже в полдень - логично, если встал тогда же.
Наконец она не выдерживает. На вопрос: во сколько вы ужинали? - Толик дает предсказуемый ответ: в полночь. Мадам закатывает глаза и говорит:
-О la-la!

Мы трясемся от хохота, а Ирина пишет мне записку: quelqu"un hurle dans obscurite (кто-то чавкает во тьме).
Я думала, что лопну от смеха!

Время идет, мы крепнем в языке. На третьем курсе у нас ведет его настоящая француженка из Гренобля. Мадам все реже появляется в универе - у нее проблемы в личной жизни. Вначале тяжело заболела, а потом и умерла свекровь. Ее замечательный муж, которого она когда-то 18-летней девушкой увела из семьи, неожиданно нашел себе другую пассию. Мадам прибегала на минуточку, чтобы дать задание или попросить наших ребят сдать кровь для ее свекрови. Вид у нее помятый, прическа набок, лицо опухшее и криво накрашенное. Она не похожа на себя.

Кто договорился с Симоной о наших занятиях - не знаю. Может, сама мадам, может, деканат. Симона - математик, работает в Академгородке, совсем молоденькая, почти ровесница нам. Отнюдь не лингвист. Поэтому мы на занятиях только разговариваем. Обо всем. О новых фильмах, о природе и погоде, о нашем детстве, об учебе в университете. Весной француженка подводит итог:
-Вы сделали огромный прогресс в разговорном языке! Особенно девочки.

На прощание мы приглашаем Симону в общежитие на чай. В складчину готовим угощенье. Собираемся в моей комнате, которую я украсила разными смешными плакатами на французском язык.
Расспрашиваем ее о жизни во Франции, о кулинарных пристрастиях ее соотечественников.

Писала я всегда ужасно, с ошибками. Мадам смеялась, увидев на доске написанное мной - сразу видно, чья работа! Мне плохо давался французский письменный.
Я была слухач.Я переводила с пластинок слова песен, Галка, учившаяся на два курса ниже, распевала эти песни, напоминая хриплым голосом Эдит Пиаф.
Однажды нам задали перевести речь генерала де Голля, записанную на магнитофон. Он посетил Академгородок в 60-е годы. Вот эту-то речь, записанную каким-то любителем, нам и предстояло прослушать и понять.

Начали прослушивать ее без меня, в комнате мальчиков. В этой записи были довольно невнятные места,где никто ничего не мог разобрать. Тут-то все и закричали: пошлите за Вием! Танькой! Я пришла и разобрала бульканье на отдельные словеса - я привыкла прислушиваться к пластинкам на французском языке. Ирина кричала:
-Танька! Ты гений!
Да, немного есть. Я такая.

Летом в Ленинграде нас приняли за переводчиков и чуть было не вручили группу французов сопровождать на прогулке на катере по Неве. Мы общались между собой по-французски, когда не хотели, чтобы нас понимали окружающие. Мы уже думали по-французски, а сны, где разговор идет на этом языке, я перестала видеть всего несколько лет назад.

А потом мадам уехала в Москву. Ее муж женился на другой. А у нас появилась новая преподавательница. После пединститута. Она поразила нас тем, что, войдя на занятие в первый раз, поздоровалась с нами по-русски. И вообще много говорила по-русски. Это был шок!
Мадам даже всю грамматику объясняла на французском языке. С первых дней не говорила с нами по-русски. Конечно, эта дама нас невзлюбила, решив, что мы слишком воображаем о себе и критически на нее смотрим. В общем, как водится, приписала нам свои комплексы и на нас же надулась.

Она была никакая. Серая, вялая, скучная. Такого напора и темпа на занятиях, к которому нас приучила мадам, не было и в помине. Уроки французского стали неинтересны. Мне кажется, новая преподавательница не любила ни нас, ни язык, который преподавала.
В конце 4-го курса мы сдали госэкзамен. И все.

Мадам после развода уехала в Москву. Потом она вышла замуж за француза и теперь живет во Франции, где-то в Провансе.
Наташа, ее любимая ученица, учившаяся двумя курсами старше, звонила ей и передала наши приветы. Мадам была очень удивлена:
-Как? Неужели меня еще помнят?!

Конечно, помним. Помнят не только те, кто у нее учился, но и все, кто ее видел: англичане, японисты, преподаватели. Она была необыкновенной - одаренной как преподаватель, требовательной и внимательной, она была яркой внешне и талантливой, веселой и энергичной. Как же можно её забыть?

Как странно сознавать, что время уравняло нас. Мы теперь все - и она, и ее студенты - далеко не молоды. И старше-то она нас всего на каких-то 8-10 лет! В нашем возрасте это почти неразличимо.
Её муж, гораздо старшее ее по годам, уже умер.

Умерла и Наташа, внезапно, быстро, одна из ее любимых учениц. Quae est.
Subscribe

  • Педагогический просчет

    Дом моей бабушки фасадом выходил на главную улицу. А боковой стороной - на проезд, ведущий к мосту через речку, протекающую за огородом. Когда-то…

  • Ведомо ли вам...

    Вот опять выборы приближаются. Сколько уж было разоблачений, сколько видео-невидео про нечестных учительниц, что вбросы делают, а потом, ночью, еще и…

  • A bout de souffle

    Наши 60-е годы... Лучшие годы 20 века. Выросло поколение, родившееся в страшные сороковые, выросло, чтобы жить и дышать полной грудью. Новая мода…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments