Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Category:

Босиком бы пробежаться по траве...

Не знаю, как я выучила своих троих детей, не имея в кармане не только лишней копейки, но часто и лишнего куска хлеба на столе.

Может быть, потому, что я работала в той же школе учителем. Но право слово, я всегда сдавала деньги на то, что требовали. Я абсолютно не понимала, как это не сдать деньги на какое-то мероприятие - ведь этим я обделю своих детей, унижу их в глазах товарищей.

Я ходила весь год в одном и том же платье, сапоги у меня были одни на все сезоны, с явными дырками. Однажды пятиклассница, очень чопорная девица, сидевшая за первой партой, долго и внимательно смотрела мне на ноги, а потом изрекла:
-У вас дырка на сапоге!

Дырка там была преизрядная, к тому же далеко не одна. Я спокойно ей ответила:
-Я знаю.
И продолжила урок.



Это мне было смешно - ну, дырка и дырка. Авось-либо! А вот когда первого сентября дети шли в школу, мне было горько и обидно, что я не могу купить букеты, чтобы мои дети вручили учителям.
Потому что в конце лета отпускные деньги закончились, а новую зарплату дадут теперь дай Бог к дню учителя в октябре.
Особенно памятен мне день 1 сентября, когда младший сын пошел в первый класс, дочка перешла в нашу школу в новый коллектив, а старший возвращался в свой класс после годового перерыва - домашнего обучения.
Мне казалось, что именно в этот день букеты были бы кстати, мне это было очень важно.

К сожалению, даже самый невзрачный букет из полевых трав был не по карману. До сих пор вспоминать это неприятно.

Остальное меня совсем не задевало. Одежду мне отдавали добрые люди - одна подруга держала секон-хенд и отдавала мне то юбку, то плащ, который я носила и зимой и весной, и осенью.
Другая, уехавшая с мужем в Америку, присылала мне платья, пиджаки, босоножки. Третья - приносила вещи своей родственницы, москвички и "ужасной модницы", как говорила дарительница.

Четвертая приносила из своего магазина то платье, то пуховик. Правда, не всегда эти наряды были мне по душе, иногда удручал цвет, к которому я особенно чувствительна. Глядя на себя в зеркало перед выходом в школу, я, вздохнув, приговаривала:
-Иду сеять разумное, доброе, вечное... Ну разве это учительша? Это же торговка пирожками на вокзале.

А правда - весь мой наряд, уже поношенный, явно с чужого плеча, говорил о жизни нерегулярной, нелепой, разболтанной, глупой.

А вот с обувью было хуже. Помню, приехала в школу высокая комиссия. Меня попросили показать открытый урок по стихосложению. Привели нас в другой класс, дети расселись, я было открыла рот, дабы вещать, как вдруг директриса прыжком очутилась возле меня и зашипела в ухо:
-Татьяна Ивановна! Что это?! Вы что будете вот так урок вести?!

Я слегка смутилась - а что такое? Платье у меня довольно новое, шерстяное, темно-синее. Платочек наверху на шее. Мне очень идет эти цвет и фасон. Что не так?

Ах да! Сапоги! Но это лучшее, что у меня было. Такие спортивные сапоги-дутыши, с заклепками, когда-то молочно-белые, но очень поношенные, ибо рассекал в них мой старший сын. Модничал. А когда стоптал - я взяла себе. Все лучше, чем в дырявых резиновых по морозу скакать!

В общем, поставила она передо мной красивую фигурную тумбочку и велела из-за нее ни на шаг не отступать. О закрой свои бледныя ноги!..- как писал когда-то Брюсов.
Меня больше волновало, как дети прочтут свои вирши, ибо был там один милый мальчик, который активно выступал и все не в лад.
Так у него было четверостишье про парус, где две последние строчки он не сумел или не захотел зарифмовать. Что-то типа:
Я на море вдаль смотрю -
Вслед большому кораблю.
Распущу свой парус белый,
Полечу вперед по морю.

Я ему исправила:
Распущу я парус белый,
Полечу по морю смело.

-Понял? - спрашиваю.
-Угу!
-Читай!
-Я на море сморю вдаль -
Вслед большому кораблю.
Распущу я белый парус,
Полечу по морю смело.

Я прямо руки заломила, как Вера Холодная: что ж ты делаешь, гад такой!!!
Но он и весь наш урок имели большой успех. Я про сапоги совсем не помнила.

...Однажды весной, когда у меня уже были не те сапоги, и не эти, а ботинки, правда, совсем уж никудышние, развалившиеся, в нашей школьной столовой меня царственным жестом подозвала к своему столу наша директор. Она только что отобедала в компании тетушек, снимавших в аренду на первом этаже довольно большое помещение. Это был какой-то христианский центр. Сидели они тихо, никто их не знал, да и они к нам не лезли.
Директор сказала очень деликатно и дружелюбно:
-Татьяна Ивановна! Сейчас эти добрые женщины увидели ваши ботинки (а надо сказать, что они имели вид очень плачевный, вы даже не представляете насколько. Они так просили каши, что я, идучи по весенней распутице, черпала холодную грязь со льдом полным черпаком ботинком.) Так вот, они просили вас зайти к ним сегодня с паспортом. Там вам дадут деньги на новые ботинки.

Вот спасибочки! На полученные деньги я купила ботинки младшему сыну, ибо он уже давно поджимал пальцы в своих старых, замшевых.
Обув корову в лапти сына в новое, я нарядилась в его старые ботиночки. А что? Хорошо! Дыр там не было, ноге тепло, сухо. И тетушки эти добрые, чтоб не подумали, что я их деньги пропила истратила не по назначению - вот ботиночки-то. Новьё, муха не сидела, как говорила моя подруга из секон-хенда.

А вот еще был случай, так он всех злее. Нам награда вышла, мы на нее ситец покупаем, как говорила незабвенная Аннушка у Булгакова. Ничего не подозревая, вышла я осенью на работу. И вот в один теплый сентябрьский денёк мне говорят:
-Завтра после уроков быть у школы. За вами заедет большой начальник и повезет вас на награждение.
-Что? Где? Когда? - нет ответа.

Выяснилось, что еду я от Советского района одна, потому что у меня больше всех медалистов в выпуске, а награждать нас будут в городе у мэра. Там и телевидение будет, и интервью надо говорить и прочие элементы сладкой жизни.
Мама дорогая! А у меня юбка из секонда, какой-то старомодный пиджак, что на пузе не сходится, а обуви нет совсем. Не могу же я предстать перед дорогими телезрителями в сыновьих замшевых ботинках?

В общем, сообразила я из этой юбки и небрежно наброшенного пиджачка некое подобие костюма - там главное - боком не поворачиваться и не делать резких движений. А на ноги я обула коробки из-под торта мужские белые башмаки. Ну не было других!

А у мэра было все: и награда, и музыка, и деньги в конвертике, и ТВ, и интервью, и букеты, и французское шампанское. Вечером с сыном несколько раз посмотрели меня в наших новосибирских новостях по телевизору. Почему-то меня засняли больше всех, долгим проходом, вручением, возвращением на место. Всего нас было из полуторамиллионного города 12 человек. Из них 8 - завучи и директора, две учительницы начальных классов, одна математик и одна - русист, то бишь я.

У меня еще раз случилась такая награда. Но я к тому времени купила себе отличные хипповые босоножки. Так что с мужской обувью я распрощалась.

Работала я всегда на две ставки. Мне еще и индивидуальщиков давали, зная мое бедственное положение. После работы я занималась репетиторством. Мыла полы в школе вечером.

Раньше я и представить не могла, что такое бедность. Читала русскую классику с сытым брюхом. А теперь я знаю, что бедность - это когда не последние монетки считаешь в кошельке - там считать уже нечего - а ищешь в памяти тех, кому ты еще не должен и у кого еще можно занять. Иногда таких не находится.

Но это было не грустно. Грустно было другое. Но об этом потом.

Subscribe

  • Педагогический просчет

    Дом моей бабушки фасадом выходил на главную улицу. А боковой стороной - на проезд, ведущий к мосту через речку, протекающую за огородом. Когда-то…

  • Ведомо ли вам...

    Вот опять выборы приближаются. Сколько уж было разоблачений, сколько видео-невидео про нечестных учительниц, что вбросы делают, а потом, ночью, еще и…

  • A bout de souffle

    Наши 60-е годы... Лучшие годы 20 века. Выросло поколение, родившееся в страшные сороковые, выросло, чтобы жить и дышать полной грудью. Новая мода…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments

  • Педагогический просчет

    Дом моей бабушки фасадом выходил на главную улицу. А боковой стороной - на проезд, ведущий к мосту через речку, протекающую за огородом. Когда-то…

  • Ведомо ли вам...

    Вот опять выборы приближаются. Сколько уж было разоблачений, сколько видео-невидео про нечестных учительниц, что вбросы делают, а потом, ночью, еще и…

  • A bout de souffle

    Наши 60-е годы... Лучшие годы 20 века. Выросло поколение, родившееся в страшные сороковые, выросло, чтобы жить и дышать полной грудью. Новая мода…