Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Categories:

Детская больница

Вот о насущном, сущном, очень даже насущном. Живу я сто много лет, а многого и не понимаю. Вот однажды, например, когда мой младший сынок Митя был мал, попали мы в больницу.

Ну, нехорошо это, конечно, когда ребенку еще и месяца нет, а он уже умирает. Больница у нас оснащенная, врачи тогда были строгие, важные, знающие. Палаты светлые, все расположено в городке, в дремучем лесу - тихо, красиво.
Для мамаш тоже все было - и спальня отдельная в конце коридора, и кормили обильно и вкусно.
Только...



Первое, что меня напрягло, это требование ни в коем случае не оставаться ночевать в палате с ребенком. Положил, значицца, в кроватку и бегом беги марш в спальню для мамаш.
На мое робкое: "А если он проснется?.." был дан строгий ответ:
-Лежать! Руки по швам! У нас есть ночная дежурная, она все сделает!

Ну, это вряд ли! - сказал товарищ Сухов. Я сразу поняла, что их прекрасная спальня не для меня. То, что мой крайне неспокойный ребенок проснется многажды за ночь и никто его не утешит, я знала лучше солнечного утра.
Поэтому первую ночь я провела на стуле, иногда прикладываясь головой о пеленальный столик. (У них там и столики и стулики - все было, все для людей!)
Наутро, когда следовало носить ребенка на процедуры, а еще ухаживать за тремя малышами, находившимися в нашей палате, я качалась и иногда чуть не промахивалась в дверной проем.
Мы сдавали анализы, ходили на осмотр к узким специалистам, предварительно тепло одев двухлеток, я спускалась с ними на первый этаж, где были физиопроцедуры.

Проведя вторую ночь на стуле, я поняла, что все это чревато очень и очень непредсказуемыми последствиями. Потому что, укачивая Митю, я на мгновение заснула и проснулась в тот момент, когда заваливалась со стула на бок, просто падала, гонимая неодолимым земным притяжением. Слава Богу, что Митюху я крепко держала и не выпустила из рук даже спящая.

Но тут есть маленькая предыстория. Когда я только заселилась в эту чудесную больничку, в ней разгорался скандал с одной мамочкой. Ее выписывали, предварительно пригвоздив к позорному столбу на всеобщее порицание вызвав на совет врачей. Где ее и обличили со всей силой правды.
Дело в том, что она оставила свое дитя в палате ненадолго, а оно выпало из кроватки и огласило диким ревом весь этаж показательной больницы. Это нехорошо! Ей сказали:
-Вы - плохая мать!
И выгнали с позором.

Так вот, когда я чуть не упала, я подумала, что грохот, вызванный моим падением, был бы гораздо звонче и обильнее детского падения. И мне, вызванной после этого на ковер, с полным римским правом сказали бы:
Вы -дважды плохая мать! Вы не только уронили ребенка, но и сами низко упали!

В общем, во избежание решила я провести третью ночь, как белая женщина, в спальне. Пришла я туда позже всех, конечно, ибо сынок мой был просто вулкан, к тому же совсем крошка. Легла, не ожидая ничего хорошего. И верно - через минуту - плач. Это мой! Встаю, бегу. Укачала, уложила. Вернулась.
Только легла - опять крик о помощи. Бегу. А как нарочно - наша палата была в самом отдалении от спальни родительниц. Бегу через весь коридор. Успокоила, утешила, уложила. Побрела в обратный путь. Легла.
Слышу - орет. Плачет. Кричит. Я лежу. Ну, где же их хваленая ночная дежурная?
Плач уже истерический, просто вой. Бегу со всех ног, босиком. Вбегаю и вижу. О ужас!

Ночная дежурная, злая, как фурия, высаживает моего месячного сына на горшок (!), он плачет, я ничего не понимаю. Она кричит мне:
-Он обосрался!!!
И гордо, с чувством оскорбленной невинности, уходит прочь.
С ужасом и недоумением смотрю вокруг - горшок чист и пуст, на дне лежит только выпавшая от плача пустышка. Я поняла, что малыш испугался чужой злой тетки, плакал, соска выпала, а этот великий и ужасный профессионал споросонья решила, что он "обосрался".

Нет, мне конечно говорили, но чтоб вот прямо так! И смешно, и досадно - я-то как могла так обосраться обмишуриться? Что я не знаю что ли всяких разных ночных дежурных? Придумала тоже - доверить дитя идиотамчужим теткам!

Теперь уж я своего сына не покину. Будем безобразия нарушать.
Однажды взяла его в общую спальню под бочок. Выспались вместе с ним спокойно.
Потом в нашей палате выписали одного мальчика,и я стала спать на полу в палате рядом с Митей, подстелив себе матрас из детской кроватки.

Много чего дивного видела я в том аду детской больнице, чего и не рассказать и не передать, что я так и не поняла за долгие годы последующей жизни. Теперь уж не тщусь.

Например, душ для мам был там намертво закрыт. И правильно - к чему эти изыски? Надо жить как свинюшки живут - спи на полу, на стуле сидя, ухаживай за всеми детьми в палате, води их на процедуры и анализы, мой пол три раза в день.
Сами же - утром сполоснули под краном, до чего дотянулись, и вперед, к победе коммунизма!

Ладно, мамы. Пусть они будут чумазы и вонючи - туда им и дорога. Ишь, барыни! Но ведь это же предписывалось и детям.
Утром привозили пеленки. Их расхватывали на сутки вперед. Приходишь - а уже ничего нет. И спросить не у кого. Все очень злые и кричат дурниной (щас вы будете смеяться - что они кричат):
-Надо спать меньше!

Вот это верно! Это у них истинная правда. Спала при больном ребенке 20 минут - надо меньше! Меньше, дура, еще меньше!
А свои пеленки - нельзя! И стирать нельзя. И сушить - особенно сушить - нельзя.

А я стирала. Я просто не понимала, как можно прожить без пеленок сутки с грудничком. А вот врачи, кажется не только понимали, но и знали. Но почему-то не говорили. Вернее, говорили, что надо спать меньше.
А когда видели на батарее сохнущие ползунки, то лица их свирепели, а я припрыгом срывала эти тряпочки с батареи и уверяла, часто моргая для пущей убедительности, что это просто ветер занес, ветерок, сквознячок, такссзать, уронил штанишки с полочки.

Видела я еще много непонятного. Например, детского врача, который всерьез обиделся на своего двухлетнего пациента. Мальчик лежал в нашей маленькой палате, ему стало хуже, я позвала врача. Она смотрела ему горло, он оттолкнул ее руку. Она очень оскорбилась:
-Я тебя лечу, а ты вон что! Не буду тебя лечить!
И ушла.

Но я не хочу сейчас о грустном. Закончу на оптимистической ноте.
...В этой же больнице некоторое время назад лежала моя подруга Люся. У ее маленького сына был врожденный порок сердца. Их положили в отлично оснащенную палату-бокс с особой кроватью, всяким приборами и прочими новинками техники. Все там было, кроме... угадайте чего? Правильно, спального места для мамы. А она должна была быть при сыне сутками.
Вот Люся сутки не спит, вот вторые. А на третьи приходит высокая комиссия пузанов профессоров и ассистентов со всего города. Ввалились они, им с трепетом было начали объяснять чудеса техники, как вдруг...
Предоставим слово самой Люсе:
-Я взяла пеленку, вышла на середину палаты перед комиссией и, взмахнув этой застиранной тряпочкой, запела что-то вроде Калинки-малинки.
-Люся! Зачем?
-Мне просто показалось, что так надо. Что они пришли, а я им должна спеть.
-Ты под нос себе пела?
-Нет, конечно, очень громко.

Мы обе хохочем. После этого случая Люсе разрешили уходить в 11 вечера домой, а возвращаться к 6 утра. Добавлю, что бежала она домой и обратно по пустынному темному лесу (дело было зимой), а дома стирала, сушила и гладила пеленки на завтра.
Вот такая гуманность. Отдыхай - не хочу!

Как тут не вспомнить любимый рассказ Ст. Лема про всемогущего робота, который знал и умел все и не раз помогал землянам выйти из тяжелого положения своим могучим интеллектом.
Случилась беда - на Землю шел походом непобедимый завоеватель Вселенной, которому покорялись все цивилизации.
-Что делать? - люди кинулись к великому роботу. Он начал ответ:
-Чтобы победить этого завоевателя нужно... - тут внутри электронного мозга что-то щелкнуло и он продолжил:
-Нужно выйти перед ним, присесть и пропеть -
А я робот молодой,
Обливаюся водой!
Не страшусь я ни на миг,
Через лужи прыг да прыг!

И замолчал.
Вот и Люся последовала этому совету, пропела. Но вопрос у меня другой.
Как так можно? Почему эти люди не принимают в расчет, что имеют дело с живыми людьми? Что это за параллельный мир? Ужли они все роботы?

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments