Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Category:

Вот однажды был случай. Как я человека в тюрьму посадила

Было это давно. Поезд "Сибиряк" мчал из Москвы в Новосибирск. Я ехала зимой с пятилетним сыном в последнем вагоне. Последний вагон - не очень приятно из-за большей раскачки во время движения.
Особенно напрягал меня Урал: из-за гор поезд там извивается, как змей, а места там красивые невероятно, зима изумительно сказочная, елки стройные - всю ночь на сплю, а гляжу в окно. (А вагон качает то влево, то вправо, может, еще и поэтому уснуть не могу.)



Наш вагон был заполнен старшеклассниками, ехавшими после новогодних каникул домой. Было и некоторое количество отдельно путешествующих граждан, как мы с сыном.

Так как вагон был последний, а значит, тамбур в конце вагона был непроходной, и ехали мы - напомню - из Москвы, то народ разместил там, в холоде, свою продовольственную столичную добычу. Время было советское, голодное, и только в Москве можно было купить хороших конфет, шоколад и сливочное масло. Все это я и везла в холщовой сумке с Демисом Русосом на борту боку.

Конечно, в Москве можно было купить не только эти вкусности, но и прочее иное, например, мясо или колбасу. Но это везти трое суток было бы смешно и ни к чему.
В тамбуре кроме моей сумки висели и стояли чужие бидоны, баулы и авоськи. Иногда я заглядывала в конец вагона проверить, все ли в порядке, и видела, что количество чужих сумок уменьшается - народ сходил на станциях и забирал свое добро.

Очень скоро моя сумка качалась там в одиночестве. Похоже, только я так далеко везла вкусности семье.

Когда мы только сели в поезд, по радио несколько раз прозвучало объявление о недопустимости распивать спиртные напитки в вагонах.

На кокой-то станции ночью вошел пожилой мужчина и прошел в самый конец вагона. Там раньше ехал какой-то невзрачный тихий дядька, которого никто не замечал - вагон был полон шумной молодежи, которая веселилась, рассказывала смешные истории, бегала на редких остановках к выходу подышать морозным воздухом.

Новый пассажир, видимо, пришелся по душе тому унылому дядьке, потому что вскоре с того конца вагона послышались излишне громкие разговоры - ты меня уважаешь? - радостные вскрики, хриплый хохот. Надо же! Встретились два одиночества.

Они булькали пили ночь, день, а к вечеру наш поезд приблизился к какой-то большой станции. Мы с сыном занимали две боковые полки - мои самые любимые места в плацкарте. Сын лежал на второй полке и играл новыми, купленными в Москве маленькими машинками. Я занавесила его простыней, а сама сидела внизу и смотрела в купе наискосок, где ребята играли в какую-то смешную игру.

Поезд стоял долго, соседи в дальнем углу вагона притихли, было сонно и спокойно. Как вдруг...

Мимо меня по узкому проходу очень торопливой, какой-то припрыгивающей походкой пронесся взлохмаченный, в сбившейся майке и разношенных трениках мужик. В руках у него я увидела - к изумлению и возмущению - свою сумку с продуктами.

Мама дорогая! Это один из выпивох - который из двух - я не поняла, да мне и дела нет! - схватил в дальнем тамбуре мои вещи, благо их места были рядом с тамбуром, и решил быстренько продать их на перроне. Видно, денег на выпивку не осталось!

Я рявкнула на весь вагон:
-Куда это вы тут бежите?! Бежите и приседаете?! С моими сумками!!!

Мой сын на второй полке, занавешенный простыней, захохотал во все горлышко. Я потом его спросила, почему он засмеялся. А он ответил, что его рассмешили слова - бежите и приседаете. Так что слова, сказанные мною в пылу гнева, сохранены в точности.

Дядька по инерции еще попытался продвинуться дальше по вагону, но ему перекрыли путь старшеклассники, выставив в проход ноги.
Сумку я взяла и повесила в тамбуре на крючок - туда, где и была. И притихшему дядьке грозно сказала - сидите тихо, скоро за вами придут!

И пошла ябедничать проводнику. Проводник был еще тот жук. Немолодой казах или киргиз, он прекрасно видел, как его пассажиры "распивали спиртные напитки". Мне кажется, он и сам не прочь был принять участие в их римских возлияниях, но увы! - служба! А тогда это было строго.

На мое законное право увидеть начальника поезда он что-то мямлил и ныл. Дескать, какой-такой павлин-мавлин, не видишь разве - я кушаю!

Но я встала руки в боки, и мне было все равно, на какой стороне головы у него тюбетейка.

Перегон до Омска был очень долгий. Начальник пришел, выслушал меня, взял заявление, свидетели - мои попутчики старшеклассники - его подписали.

Сердобольный проводник все носил и носил чай и воду в стаканах в конец вагона, отпаивая наших пьяниц. Те притихли и даже носа не показывали.

Весь вагон уже спал, когда мы остановились в Омске. Падал снег, вечерний вокзал приглушил огни, а фонари на пустом перроне делали его похожим на театральную декорацию. К нашему вагону подошли два милиционера. К ним вышел понурый, помятый, протрезвевший человек. Тот, что сел где-то на Урале.

Я смотрела в окно, как он шел вдоль огромного здания вокзала. Шел в старом зимнем пальто, в шапке набекрень, в съехавшем застиранном шарфе. В общем являл вид самого обычного советского дядьки в возрасте далеко за... и совсем не пьяницы.

В руках он нес свой багаж: большую сумку и ведро, завязанное какой-то тканью. Видимо, он ехал в гости к сыну или дочке, к внукам, его жена собрала в дорогу домашние вкусности, в ведре, очевидно, было варенье. И кто же знал, что в дороге приключится такая беда?

Я представила, как огорчится дочка, проговорив детям, что дедушка не приехал. С какой тяжестью опустит руки жена, отчасти привыкшая не доверять мужу, но все еще надеющаяся, что в этот раз он образумится.

Что с ним будет? Где будет ночевать его варенье? Ведь начальник поезда, прочитав мое заявление, стал очень суровым и, покачав головой, сказал тихо:
-Ничего себе! Кража на железной дороге! Такого у нас давно не было.

Мне жалко этого глупого дядьку, жалко его родных, жалко его жену, что с любовью собирала посылку внукам, солила грибы, пекла пирожки, укладывала это все тщательно и бережно. Ну не дурак ли?

Прошло столько лет, а я все не могу забыть этот случай. И что сказать, кроме того, что уже сказала. Только одно: не пейте горячительные напитки, господа!

Subscribe

  • Ведомо ли вам...

    Вот опять выборы приближаются. Сколько уж было разоблачений, сколько видео-невидео про нечестных учительниц, что вбросы делают, а потом, ночью, еще и…

  • A bout de souffle

    Наши 60-е годы... Лучшие годы 20 века. Выросло поколение, родившееся в страшные сороковые, выросло, чтобы жить и дышать полной грудью. Новая мода…

  • Августовская ночь

    Спокойной ночи!

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments

  • Ведомо ли вам...

    Вот опять выборы приближаются. Сколько уж было разоблачений, сколько видео-невидео про нечестных учительниц, что вбросы делают, а потом, ночью, еще и…

  • A bout de souffle

    Наши 60-е годы... Лучшие годы 20 века. Выросло поколение, родившееся в страшные сороковые, выросло, чтобы жить и дышать полной грудью. Новая мода…

  • Августовская ночь

    Спокойной ночи!