Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Category:

Обновы (1)

Наблюдая, как внук надевает новый красивый свитер, как радостно говорит о нем:
-Хороший какой! -
я невольно проникаюсь этим чувством приятного обновления, чистоты и радости и вспоминаю, что у меня в детстве почти не было новых вещей.

Как такое может быть? Я была единственная дочь, родители оба были с высшим образованием, получали хорошую зарплату. Но как-то так случилось, что в моей маме крепко сидели крестьянские традиции отдавать детям донашивать вещи старших сестер и братьев. За неимением таковых я донашивала за родителями.



Мама берегла всю обувь. Отец был военным, поэтому мы много переезжали. Распродавалась мебель, гардины и шторы, но за нами ехала в новое место неизменная коробка со старой обувью.
В ней лежали поношенные, растоптанные башмаки, блинообразно размятые и потерявшие всяческий вид, а также модельные туфельки молодости моей мамы, которые дождались повтора моды в 70-х годах и которые я, чуточку изменив, носила в студенчестве. К чести обувщиков прошлых лет, вся обувь была целёхонька, из настоящей шагреневой кожи, поэтому со временем она сильно сморщилась и усохла на 2-3 размера.

Когда моя нога выросла и мне нужна была какая-нибудь новая пара обуви, мама небрежно кивала на большой деревянный ларь, стоящий в кладовке:
-Выбирай!

Втиснуть ногу в старые башмаки было очень трудно, но мама всегда имела на этот счет меткие поговорки:
"чтобы быть красивой, надо страдать!" или "обувь надо разнашивать!"

В 4-ом классе мне купили кеды - было нужно на физкультуру. Обеспечили меня спортивной обувью на века десятилетие. Потому что я и в 10 классе ходила на физкультуру в тех же кедах. Только сильно поджимала пальцы. Я думала, что это правильно, так надо Франции, в общем - преодолевала. А как же! Русские мы или где?

Все это имело одно прочное следствие - как только я стала сама платежеспособной, я покупала себе обувь на 2-3 размера больше. И какое же это оказывается счастье - не разнашивать новую обувь!

Мама всегда критически смотрела на мои обновы и говорила - эти сапожки (туфли, ботинки) тебе велики. На что я со смехом отвечала - чтобы быть красивой, мамочка, надо страдать! И радостно шаркала новыми огромными башмаками по асфальту.

С одеждой было нечто похожее. Мне шили из старых отцовских брюк прямые юбки, а вязаные кофты мне отдавала мама, когда они после стирки садились и становились ей малы. Это был мой праздничный наряд в школу. То, что со временем эти кофты становились малы и мне - я же росла и в ширь и в высоту - мама не замечала.

Таких вязаных кофт в моей жизни было три. Одна протерлась на локтях до огромных сквозных дыр, которые мама заштопала так ловко, что я очень стеснялась поворачиваться к одноклассникам спиной. Другая при каждой стирке уверенно теряла в размерах, и кончилось это тем, что она сидела мне, как и завещала неповторима Мерили Монро, велевшая для пущей соблазнительности носить свитера на два размера меньше как клоунский наряд, для смеху - заканчивалась эта кофточка в районе подмышек, оставляя совершенно неприличным неприкрытый бюст, и натянуть ее пониже не представлялось никакой возможности.

Хуже всего было летом. Потому что за зиму я хоть немного, да вырастала, а прошлогодние ситцевые платья (два) оказывались малы. Когда я была малышней, я носила и такие платья, пока совсем уж не становилось неприлично. Иногда бабушка, у которой я гостила летом, говорила мне ласково:
-Скажи маме, что она тебе купила платьюшко!

Но я не совсем тогда понимала, что во мне не так. А вот лето после 8 класса я просидела дома - у меня были только юбка из папиных брюк и мамина шерстяная кофта, по традиции севшая от стирки и отданная мне на поругание.

Все вещи мне со вздохом перешивались из старой маминой одежды. Так однажды она отдала мне свою плиссированную юбку неопределенно-защитного цвета, но не стала ее резать и подшивать, а просто пришила к старой майке так, что пояс юбки оказался у меня подмышками. Сверху полагалась черная кофточка из шерстяной ткани, но с коротким рукавом - она была из чего-то очень ветхого и рукава там не получились. Зато обшита эта кофточка была какими-то черными с белым цветами, привезенными маминой сестрой из Германии в качестве трофея - она воевала и дошла до Берлина.

Вот это был уж наряд так наряд, скажу я вам! Это был самый нарядный наряд! В нем мне полагалось встречать праздники, приветствуя гостей пением и танцами. Выглядела я в нем настоящей бочкотарой! Я была уже достаточно зрелой взрослой, чтобы это увидеть. Но праздники я встречала - надо же веселить людей и поднимать у них настроение радостным смехом.

Я уж не говорю про чудесную белую кофточку, сшитую к юбке из брюк. Сшили ее по сложившейся традиции в 4-ом классе, когда меня приняли в пионеры. Она же служила мне до самого выпуска - рукавчики впивались, кнопки не застегивались и проржавели. Но главное- став короткой, она выпрыгивала из юбки, игриво обнажая бок с той стороны, где рука энергически вздымалась в пионерском салюте - привет, Кибальчишу!
Мама придумала военную хитрость - она пришила внизу этой блузки куски старой простыни - и теперь при взмахе руки из-под юбки лезло нечто белое, а вовсе и не бок. Так-то!

В Норильске во 2-ом классе мне купили шубу. Она была до пят, и чтобы я не упала в сугробах, ее подпоясывали веревочкой. Рукава висели до земли. Но это было мудро - я носила ее (вы не поверите!) до 9 класса. Рукава стали три четверти, прямо классическая Шанель! Сама шубка едва прикрывала талию.

Тогда, вздохнув, мне перешили мамину старую шубу, стараясь тоже делать все на вырост, с запасом. Купленная с рук на барахолке много лет назад, долгие годы носимая мамой, шуба была холодной. Но после предыдущей курточки это уже не имело значения. К тому же я скоро уехала из дома, начав относительно самостоятельную жизнь.

Правда, долго еще я не могла помыслить об обновах. Все мне казалось, что надо перешивать из старья, благо мама всегда щедро отсыпала мне свои старые юбки и платья. Я и шубу почикала, перешив на свой лад.

Спустя годы, когда я работала в Каргате и нагрузка моя была так велика, что оплату моих уроков проводили специальным приказом облоно, и оплата эта была так же велика, я, увидев в магазине простой трикотажный сарафан, белую блузку и красные туфли - французский флаг! мечта- вдруг поняла, что не только хочу, но и могу это купить. Это было настоящее открытие!

Неужели можно вот так просто купить, не перешивая и не выкраивая?! И быть во всем новом? В котором до тебя никто не форсил? Невероятно!

Тогда я была беременной и отложила покупку. Но именно этот наряд я не купила. Было немного не до того. Зато я купила новое джинсовое польское пальто.
Увидев себя в зеркале, я обомлела - до чего же здорово! Недаром говорится: половину красоты нам делает портной!

(Продолжение следует.)

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments