Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Categories:

Театр

Из всех искусств для нас важнейшим является кино. Конечно же, кино! Что может лучше отвлечь от бесконечных серых будней, пыльных скучных улиц, вечной зимы и унылых гунявых бесед с недалекими людьми неведомо о чем.

Купи билет в счастье, в настоящее, в радостную, насыщенную и осмысленную жизнь! И вот уже в темном зале на огромном экране невероятно красивые люди ходят по прекрасным улицам мимо сверкающих витрин, ведут умные, содержательные беседы, понимают друг друга с полуслова.
Я помню, что я и не жила настоящей жизнью вне этого темного зала. Это все было какой-то временной мукой, перебежками в чужой вражеской стране, а настоящая жизнь начиналась там, в кино.

Это было очень давно, дети мои, в другой стране, которой уже и след простыл. Теперь я в кино не хожу, потому что его просто нет.
Но речь не об этом.



Я ни разу не театралка. Потому что этот вид искусства очень мало отвлекал меня от той настоящей жизни, которая меня окружала. К тому же театр отчасти напоминал мне цирк, который я совсем не понимала и не любила. Напоминал сиюминутностью происходящего и возможностью всяческих неожиданных неприятностей и даже конфузов.

Так, однажды на спектакле "Гнездо глухаря" у актрисы Ольги Аросевой с треском лопнули джинсы. На сцене она в этот момент была одна, видимо, утянувшие ее фигуру брюки были слишком узки, поэтому при небольшом неловком вставании с кресла в тишине раздался предательский звук треснувшей по шву ткани.
Неприятно было еще и то, что наш непосредственный зритель ахнул во весь единый рот:
-Штаны лопнули!

Или во время небольшой сценки, разыгранной столичными актерами театра Вахтангова (они в количестве 4-х человек приехали в наш маленький город с концертами) тоже случился казус.
Был, конечно, аншлаг, зал забит до отказа, зритель ловит каждое слово. А милейшая тетя-дежурная, не мудрствуя лукаво, стала раздергивать шторы на дверях, готовя их к выходу - скоро конец представления, вы там свое дело делаете (артисты) на сцене, а я - своё!

Шторы были на металлических палках, раздвигались с изрядным грохотом, народ стал озираться и залипать на тетю. И тут Вячеслав Шалевич вышел на авансцену и громко обратился с обличительной речью к этой труженице.
-Как вам не стыдно? Вы ведь в театре работаете!
В общем, стыдил застывшую в ужасе эту глупую бабу. Впечатление от спектаклей забылись, а эти вкрапления реальности остались навсегда.

Я помню, как провалил свое выступление Юрий Яковлев. Огромный зал его просто не слушал. Все громко разговаривали, чем дальше, тем громче и яростнее. Зрители вели себя так, словно сцена была пуста и представление еще не началось.
Артисты играли что-то смешное из Чехова. Они говорили текст, что-то делали, как будто не замечали безобразия в зале. Это было очень похоже на разбушевавшийся неуправляемый класс, когда неопытный учитель пытается вести урок, а ученики бузят.
Но учитель может остановить урок, выгнать самых громких или тех, до кого дотянется. Может наорать на всех, перекрикивая шум толпы, или стукнуть по столу кулаком. Может поставить всем двойки или дать самостоятельную работу. Да мало ли! А артист этого не может. И как заставить слушать себя?

Мне было стыдно и за этот зал, и за артистов, в которых я вдруг увидела унизительную сторону их ремесла, то, что презрительно называют "комедиантами", "кривляками", "шутами".
Это не нравилось мне в театре, это меня пугало. Неприятно быть свидетелем человеческого унижения.

В наш областной драматический театр я ходила часто. В нашем городе артистам приходилось много работать, потому что за месяц или два весь город успеет посмотреть спектакль. Вот и делали премьеры постоянно.
Играли они плохо, как говорят на театре, "типичное не то"!

Это было и забавно, и интересно. Потому что иногда и в кривое зеркало нравится смотреть. Что-то в этом есть. Текучесть кадров была большая, хотя был постоянный костяк и даже свои звезды.
Актер Шварцман был просто один в один знаменитый ленинградский актер Лебедев (он сыграл Мармеладова в экранизации "Преступления и наказания"). Конечно, он играл благородных отцов.
А героиня была очаровательная женщина. Как я могла забыть ее фамилию?! Она казалась мне довольно старой, хотя, как я теперь понимаю, ей было чуть за 40 лет.
Очень бойкая, веселая, полненькая, живая, она играла героинь весьма успешно. Я запомнила ее Аркадину в "Чайке", может быть, потому, что уж очень она подошла к этой роли, как будто о ней Чехов написал.

А в студенчестве я продолжила свои посещения театров, их в Новосибирске много. Хотя театры были далеко от Академгородка, я смотрела спектакли довольно часто. У меня даже был любимый театр, с очень молодой труппой. Здесь, конечно, актеры играли отлично, были интересные декорации, сценические решения. И все же я не полюбила театр.
Кроме драматических театров мы посещали театр оперы и балета. С этим театром связаны у меня два забавных воспоминания.

На осенних каникулах, когда снег выпал обильно и рано, я, экипировавшись в валенки и шубу, приехала из своей деревни, и попала с корабля на бал. Моя подруга Татьяна собиралась на большое сборное представление в Оперный, где в двух отделениях лучшие артисты будут петь арии из опер и танцевать балет в честь праздника Октября.
У нее было два билета, и она позвала меня.

Путаясь в длинной шубе, спотыкаясь о сугробы, скользя и падая, я влетела в роскошный вестибюль театра. И только тут поняла, что, будучи с дальней дороги, несколько не соответствую нарядом торжественности момента.

А-а, ладно, будем брать природной красотой! Мы оставили вещи в гардеробе и прошли в зал, еще почти пустой. Я решила тихо и скромно сидеть на своем месте, поджавши хвостик под лавочку. Не тут-то было!

По мере наполнения зала выяснилось, что мы уселись не на свои места. Надо было обойти весь длинный ряд, а так как места были в партере, близко к сцене, то удобней всего было бы пройти перед первым рядом, прямо перед сценой. То есть на виду всего нарядного зала.
А я в валенках! Видели бы вы эти валенки! Валенки дворника Тихона, что, как вы помните, воздух не озонировали, показались бы вам модельной обувью перед моими, с чужого плеча, то бишь ноги.
Мне отдала их знакомая, чтобы я не мерзла в электричках и прочих далеких от цивилизации местах. Они были огромные, старые, местами побитые молью и подшитые, как у замшелого деда.
Кроме того, я с ужасом увидела, что весь первый ряд занят дорогими гостями - там сидели французики из Парижика.

Приготовившись на старт, я вдруг ощутила некоторый трепет и желание не ударить в грязь лицом перед иноземцами. Я говорю Татьяне:
-Слушай, может мне валенки сейчас снять? И пройти без них? Гордо и независимо, неся свою пролетарскую обувь под мышкой?
Но потом я вспомнила, что в валенки я надела носки разного цвета, к тому же у одного пятка была с дыркой, и решила, что лучше я быстро-быстро так пройду, авось не успеют заметить.

В общем, я так и прошла, как мечтала: быстро, со строгим выражением лица. Дескать, нечего тут мне, есть у меня поважнее дела этих ваших опер и прочих буржуазностей. Помню, что пока шла, на первом ряду среди французов установилась гулкая тишина. Я решила,что сразила их всех своей неземной красотой. И все!

А второй случай всех злее, как говорил один герой мультика. Случилось это в том же театре, но сто лет спустя. Я уже имею подросших детей, работаю, как Ешак, в школе за благосклонные взоры и только - денег нет, но вы держитесь! Идут чудные 90-е годы, до театров ли мне?!

И вот однажды мы с дочкой и ее одноклассницей Алиной - а девочки-розаны учатся в 10 классе! - едем в театр. Я уже не в валенках,а поприличней, нарядилась в красивую юбку и прочее.

И вот гуляем мы по фойе во время антракта, народ фланирует, в я, давно нигде не бывшая, никак не пойму - что не так? Но что-то совсем не так.
И вдруг!
-Девочки! - говорю я. - Я тут иду, иду, и всё мимо. Вот ведь, что не так: никто на меня не смотрит! Никто! А раньше так не было. Для меня было нормой, что на улице, в автобусе, в театре - все на меня глаза пялили. Я привыкла. Однажды друг Юра сказал: с тобой никуда пойти нельзя - все смотрят! И не всегда же я в валенках тех была, чтоб на них, проклятых, свалить эту популярность. И без валенок смотрели. И вот дожила - никто не смотрит. Никто и не глядит на Роба, на новый клетчатый костюм!

Сидела я дома и постарела. Сама не заметила, а социум подсказал. Общественность не обманешь. Так-то!

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments