Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Categories:

Как я в консерватории работала

Школа, школа... Незаметно там время идет. Четыре четверти - вот и год пролетел. А если прибавить, что дел там много, что и присесть некогда, то вдвойне быстро.

Казалось бы, все в своей работе знаю, школа моя рядом - пройти через двор, но выпустился мой последний сынок, и опустела школа для меня. Не могу и не хочу!

Как я себя уговаривала: до пенсии осталось 4 года! Не идут ноги в школу и все тут!

Ну я и ушла. В никуда. Просидела дома на репетиторстве год, а потом позвал меня мой однокурсник Толик в редакторский отдел консерватории - он там почти всю жизнь протрубил. Намечался в консе юбилей, и по этому поводу выпускали они двухтомную энциклопедию. Ну и кроме того печатала и брошюры, и учебные пособия, и книги: монографии и учебники. Все по музыке. Я и пошла.
Но главным образом им нужны были люди для энциклопедии - работы было очень много.



Взяли меня на полставки корректора и полставки редактора и за все про все положили 4 тыщи денег в месяц, а это столько же, сколько в школе я зарабатывала за 2 ставки! Ну или в два раза больше учительской ставки, что еще раз показало мне ценность учительского труда и общественное его местоположение. Хотя и так понятно было. Мда...

Консерватория от меня далеко, это тебе не через двор шагать. Это в городе, что от Академа в 30 км, в центре. Но зато ездить надо было только раз в неделю, потому что работать там не было никакой возможности: располагался наш редакторский отдел в полуподвале, довольно темном и тесном.
Вот и приезжали мы: авторы и редакторы-корректоры - по средам к 11 часам, брали рукописи, выясняли неясное в них с авторами, пили чай (а то!) и разъезжались по домам, где и правили тексты. А в следующую среду являлись с исправленным, коему следовало верить по старой бюрократической поговорке, вновь сверялись с авторами, отдавали в набор сделанное и брали новую порцию рукописей.

И так неспешно, дружно и задорно шла наша полуподвальная жизнь. Хорошо еще было мне, академовскому медведю из берлоги, раз в неделю бывать в центре города. По пути к метро было два магазина, которые я регулярно посещала - Терра Нова и Ив Роше. В общем, была я в обновах и французских ароматах! И все бы хорошо, но...

Ах, это пресловутое НО! Работа над энциклопедией была закончена, а пенсия моя все никак не наступала. Поэтому дали мне учебник по западной музыке 19 века. Интересно мне было его читать! И авторша была такая милая, деликатная, очаровательная изящная дамочка. Пока я не обнаружила нечто, что вспучило мне очеса и душу.

Приезжаю я в очередную среду, разбираем мы очередную главу, моя авторша соглашается с моими поправками и забирает проверенный текст домой, чтобы внести нужные пояснения.
А потом она мне вручает эту же главу, абсолютно наново переписанную, а вовсе не с поправками в намеченных местах. Причем обнаружила я эту ее манеру работать не сразу - я ведь только в спорных местах перепроверяла. А однажды увидела какую-то логическую нестыковку и обнаружила, что надо вычитывать весь текст снова. И так по кругу.

Время остановилось. Мое отчаяние и ужас от этого Сизифова труда я старалась перекрыть стахановскими темпами проверки. Но это становилось просто невозможным - она переписывала главу, а я теряла нить повествования и возвращалась каждый раз к началу книги, чтобы проверить, нет ли повторов и накладок.
В общем, чем больше я делала, тем больше накапливалось работы. Это было что-то мистическое! Я пыталась с ней говорить, она рассердилась и замолчала. Я стала хитрить и, выяснив все темные места в главе, исправляла начерно на месте, не желая расстаться с рукописью. Она буквально вырывала у меня листки и, бормоча довольное: " щас я дома все исправлю", удалялась деликатнейшим образом. И вновь приносила мне совсем новую главу, которую надо было вычитывать всю заново.

Я робко поделилась своими трудностями с коллегами и тут узнала, что эта мадам всегда так работает, что с ней никто из редакторов не хочет иметь дела и что учебник этот она пишет уже десятый год. Мама!

Видимо, заметив мою безотказность, авторша каждый раз радостно твердила мне, что уж в этом-то году мы выпустим ее книгу.
Я решила поговорить с проректором, курировавшем редакцию. Но каково же было мое изумление, когда я, приехав в очередной раз, набитая под горлышко решимостью сегодня поговорить с начальством, узнала, что эта дама, столь любезно работавшая со мной... нажаловалась на меня тому самому проректору. Дескать, очень медленно идет работа. Уж не саботаж ли?! И кто она после этого, если не ведьма (В хорошем смысле)?

Приближалась весна и мое 55-летие. Я стала как бешеная белка метаться с листочками будущей книги, желая поскорее закончить муки любви. Наборщик с удивлением прошептал мне, что обнаружил при наборе какие-то пропущенные куски глав, где одно с другим не стыковалось. Он нашел и вставил недостающее, мне было уже все равно.

Мы закончили книгу. Ее выпустили. Будучи уже на пенсии, я попросила Толика купить мне ее. Он привез - на последней странице шел список опечаток. Это был мой ужас и позор! Целая страница! Правда, и учебник большой, 500 страниц!

Так бесславно закончился мой трудовой путь. Эх, товарищи... Фу!

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments