Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Categories:

Как мы мафию победили... Почти

Начало здесь.
https://frese.livejournal.com/370558.html?view=5255038#t5255038

На следующий день позвонила сама мадам и сказала с яростной злобой:
-Раз мне не помогла наша доблестная милиция, я обращусь к браткам! Я найду на вас управу!

Это мне не понравилось. Слушайте, ну что это такое? Я сижу, никого не трогаю, можно сказать, примус починяю. И никто сам-косточку не даст.
Да что же это такое?!

Война что ли? Война! А я без каски...

Мысль заработала с утроенной силой - вначале надо обезопасить детей. Я иду к соседям, живущим под нами.



Наши балконы соединяются лестницей. Мои дети прекрасно по ней бегали и ползали - раньше там жила семья, в дочками которой они дружили. Вот и хаживали друг другу в гости таким способом.

Теперь там тоже живет семья, но другая, но и с ней мы дружим. Я говорю соседке, чтоб она не удивлялась, когда к ней на балкон пожалуют мои дети. Объясняю, в чем дело. Она выражает готовность сберечь их и укрыть.
Детям говорю, что в случае новых гостей они уйдут по балкону к тете Свете. Все согласны. У меня одной горой стало меньше на плечах.

Дети - это хорошо, это цветы жизни и так далее. Но и мне самой что-то не хочется умирать во цвете лет, к тому же, насмотревшись всякой "Криминальной России", я представляю бугаев с металлическими прутами. Ой, мама!
Если б я тогда знала, насколько крепка и надежна моя входная дверь! А ведь могла бы догадаться. Когда соседка Надя в новогоднюю ночь вышла на минуточку с салатиком в руке и в тапочках на босу ногу, а ее дверь захлопнулась и дома на плите кипело и шипело, а единственная живая душа в квартире была ее дурноватая собака, мы ведь так и не смогли выбить дверь. А Надина квартира - в конце коридора, поэтому бравые наши мужчины били в нее с разбега всем молодецким туловом.
Что и говорить, это было цельнокройная деревянная доска, обитая с двух сторон огромным листом толстого пластика.
А ведь моя квартира находится сбоку и разбежаться, чтобы в нее ударить, нет никакой возможности. Но я тогда решила не надеяться на крепость своей двери и пошла в народ.

Я оповестила весь подъезд - а мы все крепко дружили - про возможных визитеров и получила несомненную поддержку. Народ сказал, что подтянется при малейшем подозрительном шуме, а я обещала орать во всю глотку, призывая на помощь.

Моя богатая подруга, жившая далеко, в верхней зоне, принесла мне баллончик с паразитирующим парализующим газом, а я ее уверила, что подобное оружие у меня имеется - был баллон с жидкостью от тараканов. Думаю, распыли я его в глаза противнику, он поразил бы врагов не хуже.

Еще из оружия у меня был веник, на котором я могла бы улететь, будь я поизящнее, но весьма старый, обитый и помятый. Так что его после раздумий отвергли.

День клонился к вечеру, весь дом застыл в ожидании. Как вдруг Ольге позвонил муж этой глупой и злой дамочки. Он попросил пощады о встрече.

Он пришел a la breune, совершенно как le princ avec ses gardes - высокий, молчаливый, угоюмистый, а ses gardes были два здоровенных лба-телохранителя, которых он отправил тут же вниз, к машине. (Боже, чё деется - я от волнения перешла на французский, уж простите, на нем это лучше звучит, на мой вкус. Но и так понятно, думаю.)

Он прошел на кухню, сел за стол, отказался от чая (я ничего есть не буду!). Я села напротив него и кратко, но обстоятельно рассказала, что меня не устраивает.

Я сказала, что здесь мой дом и моя гостья. Что я учительница с тремя детьми, человек, совершенно далекий от подобных дел и компаний, какие мне навязывает в последнее время его супруга. Что если она хочет войны, мы готовы - весь дом - без преувеличения - сидит сейчас, прислушиваясь к нашему разговору.
В общем, как сказала милая Софи бригадиру Жерару у Конан Дойля: " Пусть французы придут в Смоленск - все готово!" (А вы думали, что Конан Дойль только про Шерлока Холмса писал?)

Он выслушал меня с бесстрастным лицом и сказал, что жена его глупая женщина (он сказал резче - дура!), чтобы я ни о чем не беспокоилась, все будет в порядке, все будет тихо и мирно.
К меня с плеч слетела еще одна гора.

Потом он попросил, чтобы пришла Оля. Они остались в кухне для разговора. Я ходила по коридору и изо всех сил поднимала ушки на макушку, чтобы услышать хоть обрывки их речей. Тщетно!
А ведь это была третья, последняя гора на моих плечах.

Потом он ушел. Оля сказала, что ей все-таки придется продать эти комнаты ненавистной бабе - его жене. Она уже устала, и ей пора ехать домой, к сыну.

...Через несколько дней она уехала. Навсегда.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments