Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Category:

Любимый фильм



Вот они, мои любимые, прекрасные, веселые и молодые! И очень талантливые!



Помню зимнюю сессию 75-76 годов, холодный пустой холл в общаге, кем-то включенный телевизор и "Кинопанораму", где Рязанов рассказывал про свое новое кино.
Заинтересовало - песни будут на стихи Ахмадулиной, Евтушенко, Цветаевой. Если томики стихов первых двух были редчайшей редкостью, то Цветаевские отсутствовали как класс напрочь. Запрещенная поэтесса!
Помню радостный хохот малочисленных, подтянувшихся к телевизору зрителей, когда показали отрывок и героиня Брыльской грустно сказала о себе - учитель, русский и литература. Эта печальная судьба - деревенского, заметим, а не ленинградского учителя - светила многим.

Но фильм я тогда не увидела.

Помню, что увидела впервые кусочки фильма в Ужгороде, на малюсеньком экране переносного телевизора в общаге Ужгородского университета в феврале 1976 года.
Шел повтор, и многие уже видели этот фильм, пели песни Таривердиева. А я впервые. И так все совпало - необычная снежная и теплая зима Западной Украины, мое впечатление от Львова, снег на экране, грустный посыл фильма, его интеллигентность и глубина, так близки и понятны были мне герои, так узнаваемы, так дороги - как близкие друзья, что до сих пор территория этого фильма - мой уютный дом, мой мир, моя юность, в которую я возвращаюсь каждый Новый год, как Женя Лукашин каждый Новый год ходит в баню!

Потом были пластинки с песнями из фильма, был нелицеприятный разбор характера героя - нерешительного мямли, были рассказы о том, как кто-то встретил в Москве в ресторане актрису, игравшую роль Гали - красоты необыкновенной!

Галя мне казалась некрасивой, а Надя - невероятной красоты! Теперь, с годами, я вижу, как хороша Галя, а Надя не кажется мне такой уж красавицей, как раньше. Все меняется.

Меняется мое отношение к герою - знаю я таких людей. При внешней мягкости, у них в характере такой стержень! Ни за что не угадаешь, не переломишь, не согнешь.
Любить таких очень не просто и не легко.

Я вновь посмотрела "Иронию судьбы", и опять все вернулось на круги своя:
И опять зачертит иней,
И опять завертит мной
Прошлогоднее унынье
И дела зимы иной...

Это настроение очень далекой зимы. Очень. Но оно такое явственное, такое настоящее, гораздо живее многих воспоминаний их серии "а помнишь?"
Помню, да.

Помню это чудо, когда на пороге, на обрыве, на повороте, перед прыжком, паденьем, перед неизвестностью, грозящей стать ужасом - аж холодеет все внутри! - кто-то невидимый, большой и сильный взял твою руку в свою и сказал тихонько:
-Не бойся! Я с тобой!

И остался, не обманул, и всегда с тобой. Я знаю, Кто это.
Настоящему искусству по силам и такое. Что бы там ни говорили новые поколения, которым непонятны метания героев, мебель по записи и "20 рублей сверху", самолеты без предъявления паспортов, малометражное жилье с мамой и многое еще вплоть до критики платья Нади - в фильме осталось то остановленное мгновение, за которое когда-то Фауст продал душу. Осталось наше время, о котором мы и сами уже не помним.
И все же оно было, наше время, были и мы - свидетельство тому этот замечательный старый фильм, наш замечательный старый друг, который приходит каждый год, чтобы напомнить нам нас самих и нашу прекрасную молодость.

Но чудо есть чудо, и чудо есть Бог.
Когда мы в смятенье, тогда средь разброда
Оно настигает мгновенно, врасплох.

Вот так. Не больше и не меньше.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments