Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Categories:

Мы и наши дети

Когда-то давно на уровне государства думалось нашим умствующим правителям построить коммунизм и для этого параллельно создать нового человека. Воспитать то есть. Чтоб было кому жить в новой, доселе невиданной формации. Не всех же чумазых туда запускать, в самом деле!
Что из этого могло получиться, хорошо видно в повести Булгакова "Собачье сердце": собака была хорошая, годная, а человек вышел дрянь. Клим Чугункин. Гены и социальный опыт, будь оно неладно!
Выходит, умственными манипуляциями и научными операциями проблему не решить. Надо дело делать, господа! - как сказал профессор Серебряков у Чехова в "Дяде Ване", правда сам он был первостатейным лентяем и демагогом.
И тем не менее...



В общем, начали делать конкретные дела. Надо народу больше скученно время проводить. Пусть все делают сообща - развили сеть домовых кухонь и столовых, где давали обеды на дом (даже и со скидкой 10 процентов в цене). Потому и кухни в хрущевках были 5 метров - готовить там не предполагалось. Пришел с едой из общепита, поел и гуляй!
Женщину освободили от нудного домашнего труда.
И сеть детских садов расширили. Даже и с ночевкой можно было детей там оставлять. Опять же женщине время на саморазвитие.
В общем, семье - бой! Все на улицу! Недаром коммунизм и коммуна - одного корня. Все вместе!

С детскими садами хотели, как лучше, но то ли платили мало, то ли образовательная база была совсем неразвита, только отдавали мы наших детей каким-то темным дурам, вылезшим только вчера из-под печки.

Они обращались с чужими детьми, как когда-то обращались с ними родители. Хорошо, если те не были совсем уж горькими пьяницами.
Орали, отчитывали, шлепали, ненавидели, преследовали, объедали, унижали. И совершенно не понимали, когда их уличали в их преступных деяниях - а что я сделала? Он... и далее было - не спал днем, не ел в обед, медленно одевался, вертелся на стуле. Она его просто наказывала в педагогических целях. Впрочем, слов таких они и не слыхивали. Потому что окончивших дошкольное отделение педучилища было крайне мало. В моем саду такая было одна дама. А остальные - пришли с улицы.

Специальное образование имело начальство - заведующая, методист. Но их среди детей днем с огнем не сыщешь, они по кабинетам сидят.

Вот пришла я в садик работать после универа и трех лет работы в школе. Пришла, чтобы дочку взяли - просто так мест не было. Народ был самый разношерстный. В основном - простой, из окрестных деревень. Что они творили, уму непостижимо!

Даже зная, что я работаю в том же саду и могу их уличить, умудрились заразить моего ребенка какой-то нечистотой, потому что им лень было мыть (не говорю уж - дезинфицировать) горшки, и все малыши ходили на общий унитаз, в который уборщица еще и выливала грязную воду после мытья полов. Унитаз был для них слишком высокий, поэтому, усаживаясь, они собирали всю грязь на себя.

Однажды на ужин не дали моей дочке и другим нескольким детям вкусный помидорный салат, потому что воспитатели в группе объявили, что вначале надо съесть гречневую кашу, а кто не съест, тот и салат не получит.
Моя дочка была малоежка, не сумела съесть кашу.
Зато видела, как за столом воспитателей две тетушки наминали ложками это салат, хотя не имели на это права. Воспитатель в саду ест только обед, стоимость которого вычитается из зарплаты. Ни завтрак, ни ужин взрослые не едят. Это все оплачено родителями и государством (дотации), и порций там ровно столько, сколько детей в группе.

Дочка рассказывала, как одна красотка-воспиталка в наказание раздела маленького хулигана догола и выставила на всеобщее обозрение только потому, что он не спал днем, а смеялся.
Я помнила этого мальчика и была сражена тем, что он заплакал. Он был совсем не плакса или нюня.

Однажды меня попросили выйти во вторую смену в чужую группу. Я, ничего не подозревая, взяла малышей после сна. Их уже начинали разбирать родители, как вдруг один папа поднял ужасный скандал - его дочка ходила в мокрых колготках.
Оказалось, что предыдущая воспитательница со злобы или от недостатка ума специально надела на малышку описанные еще до сна колготки, хотя в шкафчике были запасные. Нечего тут! Раз описалась - пусть походит и узнает, почем фунт лиха! Я ничего этого не знала, по виду заподозрить ничего не могла и огребла по полной от разъяренного папаши. И поделом, хоть и не мой косяк!
Когда я на другой день предъявила этот случай той воспитательнице, она только ухмылялась, ни минуты не сомневаясь в действенности своего метода воспитания.

Я помню, как нянька в ясельной группе буквально выхватывала тарелки с еще не съеденным супом у малышей, чтобы скорее помыть посуду и умчаться в прачечную болтать с подружками.
Я приходила с младшим к обеду, потому что тогда начиналась моя смена, и оказывалось, что обеда нет, все съедено и вымыто. Она на меня еще зверем смотрела и огрызалась:
-Буду я еще ей обед тут оставлять!

А то, как наваливали в немытые от супа тарелки второе, даже и говорить не хочу. Если ребенок не мог или не хотел есть суп, он сидел без котлеты или ему со злобой давали второе, выплеснув суп в раковину и навалив туда пюре.
Когда я выступала против такого отношения, на меня смотрели как на ненормальную - а чё такого? Ему же в его же тарелку кладут. А так сколько посуды-то мыть! Незачем!

А ведь были строжайшие санитарно-гигиенические нормы, которые, между прочим, гласили, что обед накрывается на стол сразу весь - ставят все блюда, даже и компот. И ребенок сам решает, что ему есть, с чего начинать. Хотя, конечно, призывали начать с первого.

Просто в садах не хватало нянек, воспитатели работали одни, а у них другие функции и другая ответственность, и администрация закрывала глаза на эти нарушения.
Но чисто по-человечески мне было непонятно - как можно так относится к людям? Тем более маленьким людям?

Когда я устроилась няней, то мне озвучили мои обязанности, среди которых было чистить огромный ковер посредине игровой комнаты.
Я каждый день чистила его мокрой тряпкой, ползая в тихий час по комнате, пока на третий день воспитательница не сказала мне с усмешкой:
-Зачем вы это делаете? Дети же не ходят по ковру.

Я с удивлением осознала, что за всю неделю моей работы дети не то что не играли на ковре (а он именно для игр), но даже обходили его стороной. Игрушки трогать тоже возбранялось. Дети все время сидели на стульчиках.

Я ответила:
-А пусть ходят. Пусть играют. Я уберу.
На меня посмотрели как на большую оригиналку. Такие взоры я там ловила многократно. Увы!
Зачем лишние телодвижения и напряги? Сидим тихо до ближайшей комиссии.

Все эти воспитатели и няньки сами росли и жили в такой обстановке, когда можно есть из немытой посуды, всем садится на грязный унитаз и дубасить детей за любое отступление - например, мокрые штанишки.
Та самая воспиталка, что оставила мне мокрую девочку, рассказывала, как она порет ремнем своего 7-летнего сына - до посинения.
С спросила, а как она будет на него воздействовать, когда он войдет в силу (если доживет) и ему будет 15 лет?
На меня опять посмотрели как на первостатейную дуру. Как это - ему будет 15 лет? Чё к чему?
К слову сказать, многие из тех деревенских дам уже в лучшем из миров - спились, а дети их и того раньше ушли от наркоты и поножовщины.
Вот тебе и новый человек. Клим Чугункин.

Все у нас хотят, как лучше, но малой кровью. Копеечные зарплаты при огромной ответственности никого не привлекут. Берем всех, кто постучится. Стучатся маргиналы, смутно представляя себе не то что педагогику, а просто даже нормальную человеческую жизнь. Их не то что к детям, их к заключенным нельзя допускать - опасно для всех!

Но не стоять же детским садам пустыми? Создаем видимость работы. В школе все-таки получше, там без образования не возьмут. Хотя видела я и такое.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments