Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Category:

И опять о том же

КАРГАТ

Мои полгода в Сокурской школе закончились еще стремительней, чем в Мошковской. Пришло и письмо из Министерства образования. Я получила свободу. Можно было устраиваться на работу в городе.
Это было время, когда учителей было как собак нерезаных много, даже с избытком. Старые опытные кадры не спешили уходить, а на их место уже нацелились жадные взоры и острые зубы молодых и рьяных.



Поэтому все мои попытки получить место в городской школе заканчивались полным провалом. Мне предлагали полставки в Дзержинском районе, при том, что прописана я была в Ленинском, а жила фактически в Советском. Это три большие разницы! На мои робкие попытки возразить – а как же я буду ездить в такую даль каждый день? – мне ответствовали:
– В городе работает общественный транспорт!

В общем, время шло, а я опять сидела без работы. И тогда я решилась пойти опять в сельскую школу. Я была уже замужем, муж мой очень болел, совершенно обезножил, а мне надо было заработать декретные, поскольку, как честная жена, я уже ждала своего первенца. Надо спешить устроиться на работу, пока еще не заметны изменения в фигуре, а то знаем мы вас.

И я отправилась в хорошо знакомый кабинет облоно. Меня встретили испуганно, памятуя о недавних баталиях, о письме из Министерства. Но, узнав цель визита, начальница подобрела и пообещала найти мне самое жалкое лучшее место в самой завалящей лучшей деревне.
У меня было два условия – большая нагрузка и поближе к городу. Начальница изменившимся лицом бежит пруду побледнела, посерьезнела и обещала лично проследить.
Вскоре мне позвонили и сообщили о новом месте работы.

Самое близкое к городу место – Каргат, отстоящий от Новосибирска на добрые 4 часа пути, еще чуть-чуть, и канадская граница с Омской областью.
Но зато – не надо никуда топать от станции. Работа в самом Каргате. Это было ново и интересно.
Нагрузка была в самый раз – там не было ни одного учителя-словесника, поэтому оплату мне провели особым приказом облоно – таких зарплат не могло быть в образовании, ибо нагрузка превышала всевсяческие ставки. А вот это хорошо.

Каргат оправдал свое жуткое имечко – тут тебе и кар, и гад, и даже сам непревзойденный ад.
Обмирая от счастья, уже не ожидая от жизни ничего хорошего, я дотянула до последней минуточки и отправилась туда последней электричкой, в 21 час. Народ по ходу поезда постепенно убывал, выходя на своих захолустных станциях, а в 1 час ночи, когда поезд прибыл на конечную, нас вышло из вагонов три человека.
Я перешла железнодорожные пути и оказалась перед входом в гостиницу, единственную в этом городе.

Да, Каргат – это город, просто огромная, раскинувшаяся во все стороны, невзрачная деревня. Правда, кое-где, в районе станции имелось небольшое количество каменных двухэтажных домов. В общем, мрак и ужас!

Гостиница была одноэтажная. В ней было всего два номера – женская комната и мужская. В женской, куда меня определили на ночь, стоял платяной допотопный шкаф, круглый стол с вездесущим графином с мутной водой, несколько стульев и шесть кроватей вдоль стен.

Утром я пошла в районо, благо, оно было тут же, недалеко. Встретили меня приветливо, быстро все оформили и отправили в школу.
Школа тоже была рядом со станцией. Двухэтажное, старое типовое здание. Найти хоть кого-то в школе оказалось затруднительно. Директора не было (я потом узнала, что он просто дурак и сидит где-то в сарае, потому что был скорее завхозом, добывая какие-то материалы, гвозди, палки и краски для обустройства).

Учителя, которых я пыталась расспрашивать о моей дальнейшей судьбе, пробегали мимо, хохоча как ундины и отмахиваясь веерами.
Наконец явилась женщина средних лет, председатель местного профсоюза. Она очень горестно вздыхала и выразительно поглядывала на меня – сколько хлопот с вами, дамочка, и откуда вы приперлись на мою голову?
Она сказала, что у школы есть трехкомнатная квартира, где живут три молодых учительницы. Вот туда сейчас мы и пойдем вселяться.
Я очень обрадовалась – лучше не придумать – квартира с теплым туалетом, с ванной, с молодыми соседками-коллегами.

Но увы! Все оказалось не так радужно. Когда мы пришли, нам долго не открывали, а потом не пустили дальше порога. Молодые жилицы кричали, что им и без меня тошно повернуться негде, что они только жить начали и так славно все обустроили – и нате вам! Нет! Они против!
Я уверяла, что не займу много места, что поставлю только раскладушку в коридоре, что буду приходить только ночевать, а на субботу-воскресенье стану уезжать в город. На что мне было объявлено:
– Все так говорят! А потом…

Профсоюзница имела бледный вид и только шептала:
–Ах, я никак не ожидала! Вот вы какие, девочки…

Но власть она не употребила. Я не совсем поняла такое самоуправство моих молодых коллег – ведь квартира была школьная, типа общежития для молодых специалистов. Отчего же они ее так узурпировали? Видимо, просто никому не было дела ни до молодых, ни до старых специалистов.
Меня вернули в школу и велели ждать.



Продолжение следует. Или нет.
Subscribe

  • Педагогический просчет

    Дом моей бабушки фасадом выходил на главную улицу. А боковой стороной - на проезд, ведущий к мосту через речку, протекающую за огородом. Когда-то…

  • Ведомо ли вам...

    Вот опять выборы приближаются. Сколько уж было разоблачений, сколько видео-невидео про нечестных учительниц, что вбросы делают, а потом, ночью, еще и…

  • A bout de souffle

    Наши 60-е годы... Лучшие годы 20 века. Выросло поколение, родившееся в страшные сороковые, выросло, чтобы жить и дышать полной грудью. Новая мода…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments

  • Педагогический просчет

    Дом моей бабушки фасадом выходил на главную улицу. А боковой стороной - на проезд, ведущий к мосту через речку, протекающую за огородом. Когда-то…

  • Ведомо ли вам...

    Вот опять выборы приближаются. Сколько уж было разоблачений, сколько видео-невидео про нечестных учительниц, что вбросы делают, а потом, ночью, еще и…

  • A bout de souffle

    Наши 60-е годы... Лучшие годы 20 века. Выросло поколение, родившееся в страшные сороковые, выросло, чтобы жить и дышать полной грудью. Новая мода…