Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Categories:

Школа. Академгородок

Поставила сегодня бонусом запись с фото всем читавшим мою историю про Каргат. А остальным - продолжение про школу.
Итак...

Микрорайон наш был новый, большой, молодежный. Школа огромная, рядом, через двор и чуть наискосок от Ла Скала. Вот туда мы и направимся.
… Итак, после большого перерыва, вспоминая, как и что сказал мне наш милейший Кирилл Алексеевич после студенческой педагогической практики:
– У вас прирожденный дар учителя!
– Ля-ля! – отозвалось где-то вдали!
я робко переступаю порог почти новой школы, что стоит рядом с домом и где учится мой старший сын.
Меня привела туда моя соседка и подруга Оля, закончившая наш университет позже меня на 5 лет и тоже нашедшая свое призвание в школе.



Я хочу вести уроки в классе моего сына – пожалуйста! И еще один 5-ый класс – вот и чуть больше ставки.
Школа переполнена, классы идут в параллели до неприличной буквы – вы не поверите! – «Ж»!
У меня – 5-ый «В» и 5-ый как раз «Ж».
В каждом по 30 человек.
Вот это размах!

В августе мы дружно с другими учителями красим парты, я знакомлюсь с коллегами. Русистов много, больше 10-ти. И отдельный завуч – тоже литератор. Ее я знаю. Именно принимала меня на работу.
Работаем в три горла две смены. Вечером дежурные дети моют пол, а я сижу в классе и поверяю тетради. Ошибок – море! Это что-то запредельное.

Совсем по темноте возвращаюсь домой – я работаю во вторую смену.
Сашин класс, там, где я еще и классный руководитель, разрозненный. Недружный, какой-то недобрый.
Зато другой – очень славный. Мне его рекомендовали как класс маргиналов, хулиганов, сборную солянку, от которой в началке отказывались учителя. А последняя их даже и лупила.
– Будьте с ними поласковее, Татьяна Ивановна. По-матерински.

Я сразу увидела разницу между этими двумя классами. В первом, Сашином, учительница начальных классов, была о себе высокого мнения, что и доносила непрестанно до сведения родителей и учеников. Скромно потупившись, проговаривала: я тут лучший учитель. И все запуганно озирались и поминали ее к месту и не к месту.

Второй был очень отзывчивым на доброе слово, хотя и расползающимся по разным углам, но все-таки боле дружным.
Ошибок в работах в том и другом классе было одинаковое количество. Вот тебе и лучшая учительница! А если нет разницы, то зачем?..

Я, наскучавшись по работе, с невероятным энтузиазмом рванула к коммунизму в массы.
Каждую неделю у меня с детьми бы праздник.

То игра «Что? Где? Когда», к которой я придумывала кучу заковыристых вопросов, правда, помня о совсем еще юном возрасте игроков, тащила в школу целый мешок предметов для черного ящика и сам ящик, приносила самое ценное – рулетку, которую взяла из настольной игры своих детей. Тащила призы, которые покупала на свои деньги – какие-то самоделки: крепости, домики, птицы – пластилин, карандаши, резинки, книжки. Тогда это все стоило недорого, а мне радость!

То мы совершали пешие прогулки по городку с рассказом о нашей легендарной малой родине, то устраивали выставка кошек, которых дети приносили в класс, или собак, которых они приводили во двор школы. Причем лакомства – колбасу – дети и их питомцы делили поровну.
Сколько было летающего пуха, покусанных ног и рук, а главное – смеху!

Я часто проводила время и с моим вторым, другим классом. Там классная была молоденькая историчка, я ей время с удовольствием освобождала. Памятуя, как сама я юности нуждалась во встречах с друзьями и юношами, а не с учениками.

Пекла огромные торты и устраивала в классе поэтические вечера, сдвинув парты парами и устраивая что-то типа интеллектуального кафе «Бродячая собака».

Мы так часто ходили на всевсяческие выставки в Дом ученых, что нас там заметили и запомнили, а я получила комплимент – ваши дети – самые воспитанные среди наших зрителей!
Мы посетили по индивидуальному приглашению экспериментальный университетский театр, где режиссером была наша выпускница и тоже учительница.

Спустя годы с удивлением узнала, что так часто внеклассные мероприятия не проводятся. Обычно – раз в четверть. А у меня – Мандриан каждую неделю.
Но я нисколько не раскаиваюсь в столь расточительном поведении, потому что мне самой было интересно проводить время с моими учениками и потому что мои личные дети всегда были со мной, на всех наших вечерах, прогулках и выставках.

Зимой, в каникулы, на Святках, мы ходили колядовать по домам. Летом – на пляж, на природу.

Сколько я ни агитировала пойти с нами родителей, сколько ни убеждала, как много значит для ребенка провести воскресенье с товарищами и папой, который может научить кататься на лыжах или расскажет что-нибудь про строительство городка – все тщетно. Всюду я с детьми была одна.

Мы писали стихи и рисовали к ним иллюстрации. Я делала в классе выставки работ к родительскому собранию – пусть родители полюбуются. Пусть годятся. Увы! На собрание приходило 5-6 человек.

Тогда не у всех были телефоны, и мне приходилось ходить к каждому домой, чтобы сообщить школьные новости. Хорошие и плохие.
Летом я просила прийти помочь мне с ремонтом. В результате я красила, мыла и шила все сама и одна.

Какие бездарные унылые люди! Они не понимали, что дети растут и растут быстро. Что не столько детям важно присутствие родителей в их жизни – в конце концов, родителя может заменить хороший, добрый, понимающий воспитатель, учитель!
Не столько детям потребно общество родителей, сколько дуракам-родителям необходимо быть рядом. Каждый день и час.
Все ваши гаражи, диваны, сериалы, стирки, дачи и не-знаю-что-еще останутся с вами неизменными. А дети вырастут и уйдут.

А потом, потеряв свое время родительства, кидаются неразумные на внуков – но это уже чужие дети! А так хочется вернуть молодость! Вот и конфликты!

Моя безудержная беготня, наши выдумки и проказы имели одно важное следствие – мы очень подружились. И хотя дисциплина в классе оставляла желать лучшего – ох, и шумные, ох, и драчливые почти всегда эти пятиклассники – я уже знала подход к каждому.

Наша дружба во внеурочное время привела к тому, что дети полюбили мои уроки, и мы даже сделали открытый урок по литературе, пригласив учителей и начальство. Причем урок этот я дала в слабом классе – 5 «Ж». Это была поэзия Лермонтова, а когда в конце урока к доске вышли все мальчики и прочитали «Бородино», друг за другом, каждый свой отрывок, коллеги радостно приветствовали их словами – наши богатыри!

Мой 5 «Ж» меня все время подкармливал.
Каждую перемену я находила на своем столе то конфетку, то печенье, то булочку. Как же это было трогательно!

Несколько раз дети по ошибке называли меня мамой. Ау, мамы, где вы?
А однажды один мальчик Саша принес мне сверток и как-то хмуро, скрывая смущение под строгостью, сунул мне в руки.
– Что это?
– Не знаю. Мамка передала.
Дома я увидела преизрядный кусок соленого сала.

Когда спустя некоторое время я, встретив его маму, поблагодарила, она ответила со смехом:
– Это он сам. Пошел в кладовку. Мне, говорит, надо Татьяне Ивановне выбрать кусочек сала повкусней.
Вот такие взятки гладки имела я в бытность учителем. И не стыжусь ни капли!



Продолжение следует.
Subscribe

  • Ведомо ли вам...

    Вот опять выборы приближаются. Сколько уж было разоблачений, сколько видео-невидео про нечестных учительниц, что вбросы делают, а потом, ночью, еще и…

  • A bout de souffle

    Наши 60-е годы... Лучшие годы 20 века. Выросло поколение, родившееся в страшные сороковые, выросло, чтобы жить и дышать полной грудью. Новая мода…

  • Августовская ночь

    Спокойной ночи!

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments

  • Ведомо ли вам...

    Вот опять выборы приближаются. Сколько уж было разоблачений, сколько видео-невидео про нечестных учительниц, что вбросы делают, а потом, ночью, еще и…

  • A bout de souffle

    Наши 60-е годы... Лучшие годы 20 века. Выросло поколение, родившееся в страшные сороковые, выросло, чтобы жить и дышать полной грудью. Новая мода…

  • Августовская ночь

    Спокойной ночи!