Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Category:

Главы из книги

ЭКЗАМЕНЫ

Я была уже опытной абитуриенткой, год назад я уже поступала кое-куда в Москве. Порядки представляла. Поэтому университет в Новосибирске меня удивлял – уж очень все тут было оригинальным, необычным, начиная с того, что вступительные экзамены начинались с 1 июля, а не с 1 августа, как по всей стране.
Что, собственно, и решило мою судьбу: ведь неудачная попытка поступления в НГУ оставляет шанс поступить в этом же году в другой вуз, 1 августа.



До этого я не думала и не помышляла о Новосибирске, про Академгородок мало знала, а всерьёз собиралась поехать в Иркутск, в знаменитый Институт иностранных языков, славившийся качественным образованием и своими выпускниками.
Моя двоюродная тетушка, закончив этот вуз, работала стюардессой на международных линиях и вышла на пенсию в 36 лет. Вот и я-то так же!
Но судьба повернулась другим боком, а она, как известно, играет на трубе человеком.

Но это я отвлеклась, а надо про экзамены.
Так вот, экзамены тут тоже были странно-необычные.
Сочинение еще куда ни шло. Написали, ждали оценки, сидели в общаге до глубокой ночи, читали, учили. И вдруг – крик – вывесили оценки за сочинение! Ну где это видано? Среди ночи-то?!

Выходит, приемная комиссия работала, часов не наблюдая. Вместе с нами – мы-то учили и день и ночь! И они, взрослые, посеребренные пылью веков, умные и остепененные – с нами в одном строю! Выходит, и они в нас заинтересованы, как и мы в них. Мы в общаге сидим, не разгибая спины, зубрим, а они – в главном корпусе, не поднимая головы, проверяют наши писульки.
В этом было и братство, и молодость духа, и единение! Солидарность и сочувствие большого брата! Как это необычно и здорово!

Мы мчимся по совершенно темному и непроглядному лесу в главный корпус. Бежим на ощупь. На улице давно идет летний дождь, переходящий временами в ливень. Ноги мгновенно вязнут в земле, облепляются грязью, которая летит во все стороны, а впереди бегущая девочка деловито задрала юбку, и ее белые трусики служат мне в темноте как маяк, как заячий хвостик – куда бежать, чтоб не упасть в канаву заблудиться. Я начинаю хохотать во все горло – все так смешно и необычно, а трусики, маячащие впереди, быстро и явно начинают покрываться комками грязи, которая летит из-под ног очаровательной стриптизерши абитуриентки.

Когда мы вбежали в полутемный главный корпус, я спросила свою спутницу, почему она так сделала? На что получила ответ: чтобы не заляпать платье!

Еще одна своеобразная деталь этих экзаменов (нет, не белые трусики впереди бегущего!) – на доске был список не оценок по сочинению, а фамилии тех, кто не сдал, то есть получил «неуд». Завтра им на экзамены идти не надо.
А мне – надо! Ибо моей фамилии в списке нет!

А завтра – еще один необычный ход – в один день сразу два профилирующих экзамена: устные русский и литература.
Мы стоим в узком коридоре, где налево пойдешь – коня потеряешь, аудитория, где принимают русский, а направо – сам сгинешь литературу.

Народ толпится и тут, и там. Я решаю пойти вначале на литературу. Возле двери высокий красивый парень (потом я узнала, что это был Слава, о котором расскажу позже) рассуждал уверенно и громко. Одна девочка испуганно спросила, что говорить, когда нечего говорить спросят про любимого современного поэта. На что Слава, победоносно глядя на всех с высоты королевского роста, с такой же царственной уверенностью заявил:
– Нет ничего проще. Возьмите Асадова и ругайте.
На робкое возражение, что это не совсем ответ про любимого поэта, он только устало отмахнулся.

Сдавала я экзамен Светлане Исааковне, которая потом будет читать у нас советскую литературу.
Еще до экзамена на консультации очень хорошенькая пятикурсница сказала нам, что «здесь очень любят Чехова», что меня обрадовало. Уж кого-кого, а Чехова-то я знала.
Очень любила, перечитывала в любую свободную минуту. Так что иногда мама неодобрительно ворчала:
– Опять Чехова наизусть учит!

И хотя мне не попался Чехов, но с вопроса о лишних людях мы плавно перешли на его пьесы и рассказы. Я вдохновенно вещала, и получила «отлично».
Правда, преподаватель удивилась, увидев мой пустой экзаменационный листок.
– Вы не знаете своей оценки по сочинению? Вы еще не сдавали русский?
Она сходила куда-то, чтобы узнать мою оценку за первый экзамен (там была «4»), а потом сказала:
– Здесь главное – язык. Если вы не сдадите русский на «5», вы не поступите. А жаль. У вас литературоведческое мышление. Я очень рекомендую вам поступать в Томский университет – там отличная литературная кафедра.

Итак, у меня 9 баллов! И комплимент про литературоведческое мышление. И Томский университет. Почему бы и нет? Во всяком случае, вариант про 1 августа я держу про запас. Томск рядом, туда и поеду. А может все-таки в Иркутск?

Я подхожу к кабинету, где сдают русский, и вижу Нину (будущую мою одногруппницу, но о ней тоже потом), которая только что вышла с экзамена. Она взволнованно говорит:
– Все хорошо, принимают хорошо, только не идите к мужику в зеленой рубашке!

Я вхожу в дверь, полная комната огурцов народу, в разных углах у столов сидят преподаватели, около них что-то бормочут абитуриенты, за отдельными столами народ готовится, все вкривь и вкось.

А в голове моей опилки только и звучит: зеленая рубашка, зеленая рубашка. И я направляюсь к столу, где сидит некто в зеленой рубашке и очень приятная женщина. Зеленая рубашка был Алексей Ильич, о котором есть что рассказать, что и будет сделано в свое время. А милую женщину, в конечном счете решившую мою судьбу, я больше никогда не видела. Думаю, это был приглашенный преподаватель из другого вуза.

И опять – нестандартное! В билете 5 вопросов (как я потом поняла – очень удобно оценивать – 5 баллов!), но что это за вопросы? Чудо прямо какое-то! Прямо чепуха на постном масле!

Чем отличаются слова «мать-мыть-мат», что общего в словах «грач, врач, бородач, калач» и прочая ерундистика. Да кто ж его знает, чем они отличаются по-научному – фонетику тогда в школах не изучали, а уж про исторические суффиксы мы и не слыхивали.

Но раз спрашивают, значит, будем отвечать, как учил великий Суворов! В общем, включила я не только логику, но и фантастику воображение. И готово! Подхожу к столу отвечать, как вдруг… И опять судьбоносное!

Кто знает, что поставил бы мне мрачный дядька в зеленой рубашке, если бы в это время в аудиторию не ворвалась громкоголосая и энергичная абитуриентка. Она принесла какие-то листочки (оказалось – ее сочинение) и требовала немедленного пересмотра оценки! А так как зеленая рубашка был председатель приемной комиссии, то он отошел с ней в сторону, где они переругивались и орали, в основном – она, а я сдавала милой и спокойной женщине, которая после каждого моего ответа рисовала напротив номера задания звездочку.

«Затея сельской остроты» – я оценила эту находку позже, когда сама была учителем. Звездочка – пять концов – пять баллов.
В списке, лежащем перед экзаменатором, были треугольники, квадраты, стоявшие возле фамилий абитуриентов, сдававших экзамен раньше меня. Значит, тройки и четверки. Ловко!

Но тогда я этого не понимала и видела только какие-то звездочки, появляющиеся напротив моей фамилии.
Когда я закончила отвечать, к столу подошел Тодоров и, разраженный беседой на повышенных тонах, спросил:
– Ну, что тут у нас?
На что милая женщина робко сказала:
– Я поставила ей «5».
– Ну «5», так «5», – Тодоров, не глядя на меня, расписался в экзаменационном листке.
Ура!

Я была слишком уставшей, чтобы испытывать радость. В этот день в Новосибирск приехала моя мама в командировку, поэтому теплым и светлым летним вечером, выйдя из универа, я отправилась в далекое путешествие к родственникам, жившим на другом краю огромного города.
Остались немецкий и математика, но это не главное.
... А спорила с грозным преподом в зеленой рубашке Наташа Кузьмина. О ней потом.

Subscribe

  • Педагогический просчет

    Дом моей бабушки фасадом выходил на главную улицу. А боковой стороной - на проезд, ведущий к мосту через речку, протекающую за огородом. Когда-то…

  • Ведомо ли вам...

    Вот опять выборы приближаются. Сколько уж было разоблачений, сколько видео-невидео про нечестных учительниц, что вбросы делают, а потом, ночью, еще и…

  • A bout de souffle

    Наши 60-е годы... Лучшие годы 20 века. Выросло поколение, родившееся в страшные сороковые, выросло, чтобы жить и дышать полной грудью. Новая мода…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

  • Педагогический просчет

    Дом моей бабушки фасадом выходил на главную улицу. А боковой стороной - на проезд, ведущий к мосту через речку, протекающую за огородом. Когда-то…

  • Ведомо ли вам...

    Вот опять выборы приближаются. Сколько уж было разоблачений, сколько видео-невидео про нечестных учительниц, что вбросы делают, а потом, ночью, еще и…

  • A bout de souffle

    Наши 60-е годы... Лучшие годы 20 века. Выросло поколение, родившееся в страшные сороковые, выросло, чтобы жить и дышать полной грудью. Новая мода…