Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Category:

Человек школы

Заключительная глава из книги "Вверх по лестнице"

Можно ли расстаться с любимыми? Можно ли забыть то, что стало частью тебя, отринуть его?
Когда-то я мечтала о спокойном дне 1 сентября. Обычном, без волнения в крови и предвкушения всяческих бед встреч и радости. Такое время настало.

... Вот и сегодня гляжу в окно и вижу нарядных детей и родителей с букетами, идущих радостной рекой – рядом у меня две школы.
И хорошо, что я уже на бережку, только машу им вслед. Всему своё время.
И всё же...



… Зима. Я далеко от дома, в Австрии. Вечер. Мы идем по незнакомой улице. Я не знаю этих мест, эти темные дома мне незнакомы. И вдруг...
Я замедляю шаг, потом останавливаюсь. Напротив, на другой стороне улицы темное здание.
– Мама, что ты?
– Это школа!
– Где? Здесь нет никакой школы. Нет, ты ошиблась.
– А я говорю, что это школа!

Я была в чужом краю, в чужой стране, где школы строятся совсем не такими, как у нас – типовыми зданиями, которые легко узнать. На улице было темно и безлюдно, темно было и в здании на противоположной стороне улицы.

Были зимние каникулы, школа была пуста, но всё же я безошибочно угадала её, почувствовала. Это была, действительно, школа, как выяснила уже после моего отъезда дочка и написала мне об этом в письме.

Если долго вариться в супе, то не просто пропахнешь его запахом, а станешь полноценной и неотделимой его частью. Частью школы, которую безошибочно узнаешь в любом краю и которая узнает тебя и позовет оглянуться.

Что сделала со мной школа? Например, я до сих пор (теперь уж навсегда) считаю год от сентября до мая. И когда я говорю – в конце года, я совершенно искренне подразумеваю май месяц.

У меня излишне громкий голос и строгие менторские интонации. Но это не оттого, что я твердо уверена в своей правоте (хотя чего там – именно твердо уверена!), а по старой актерской учительской привычке всех поучать донести до задних рядов и галерки свои умные речи.

К тому же у меня профессиональная небольшая глухота, ибо уровень шума в школе велик и не каждый сверчок учитель долетит до середины Днепра выдюжит этот гам и вой.
Я совсем недавно освободилась от еще одной профессиональной болячки – ларингита, фарингита – как их там ни назови – в общем, от напастей, связанных с голосом, связками и горлом.
Подумать только, не прошло и 15 лет, а я снова могу не бояться захрипеть в самый патетический момент!

Впрочем, благодаря этим фарингитам и ларингитам я напрочь разучилась петь. Голосовые связки не слушаются меня, внутренний музыкальный слух остался, а наружу вырывается только волчий вой – свин голос.

Ну и хватит о зарубках на теле. Поговорим о душе.
… Моя подруга, проработавшая всю жизнь в школе, вышла замуж во второй раз и уехала к мужу в далекую страну. Её муж тоже учитель, причем они оба преподавали в школе информатику, только она в России, а он в Канаде.

Рассказывая мне одну забавную историю, как ее муж работал с внуком на огороде, она в потоке речи употребила словосочетание – человек школы.
– Ты, знаешь, он так увлек этими земляными работами мальчика, им было так интересно вместе, что внук отказался поехать на праздник с родителями. Конечно, дед знает, как и чем увлечь, ведь он тоже ЧЕЛОВЕК ШКОЛЫ!

Школа – это больше, чем система, больше, чем образ жизни, больше, чем здание, работа, люди. Школа – это целый мир, огромное дерево с пышной кроной и мощными корнями.

Оно меняется по сезонам, бывает и совсем сбрасывает листву, но все же остается огромным деревом, заметным издалека.
В тени его ветвей можно укрыться от зноя, под зонтиком листвы спастись от холодного дождя.

На ветках вьют гнезда птицы, в коре прячутся букашки, на листья садятся бабочки. Ночью в пышной зеленой шевелюре запутываются звезды, и сам месяц любит отдохнуть, присев на верхушку дерева и остановив на минутку свой бег.

Как ароматны весной цветущие ветки! И какие сладкие, живительные плоды родятся осенью на ветвях!
Вы узнали школу? А между тем, она именно такова! Это ее суть и ее отражение в небесных водах.

Именно эту суть узнает человек школы в любом краю, именно она держит нас, объединяет, дает нам силы и радость.
Простите мне пафос, высокий штиль. Но иногда надо уметь воспринимать слова в их первозданном виде, очищенном от захватанности и наслоений. Я говорю именно так, в самом первом и чистом смысле. Слова всегда остаются прежними, дело только в нас, в нашем взгляде на них.

Уж поверьте мне – я говорю как поэт. А поэты, как известно, тайновидцы.



Сегодня я обнаружила в рукописи слова, неизвестно откуда взявшиеся в моем тексте. Очевидно, что они показались мне созвучны, и я выписала их из солидарности с автором.

Видимо, это Интернет. Но кто? Чьи это слова? Я не знаю. Пусть они останутся здесь, как некое подтверждение моим мыслям, посланное мне небесами неизвестным автором, которого я благодарю.
Вот они, эти слова поэта.

В далекой-далекой от нас деревне молилась учительница: «Господь! Ты, учивший нас, прости, что я учу, что ношу звание учителя, которое носил ты сам на земле, дай мне единственную любовь – любовь к моей школе, пусть даже чары красоты не смогут похитить мою единственную привязанность.

Дай мне стать матерью больше, чем сами матери, чтобы любить и защищать, как они, то, что не плоть от плоти моей, дай мне превратить одну из моих девочек в мой совершенный стих и оставить в ее душе мою самую проникновенную мелодию в то время, когда мои губы уже не будут петь… Озари мою народную школу тем же сиянием, которое расцвело над хороводом твоих босых детей».

Эту молитву приносила учительница маленькой деревенской школы в Чили, на берегу Тихого океана, много позже она получила как поэт Нобелевскую премию, поэтому и стала известна ее молитва.

Многие другие учителя или учительницы безмолвно молятся теми же словами, они хотят, чтоб их слова проникли в души детей, а это становится все более и более непросто.

Конечно, редко к учителю приходит такое уважение, признание, какое пришло к этой учительнице, которую мы знаем под именем Габриэлы Мистраль.

Профессия учителя, наверное, более трудная и сложная, чем профессия врача, врачу помогают лекарства, помогают законы медицины, общие законы для всех организмов, несмотря на их индивидуальность.

Для учителя этих законов почти нет, он должен вслепую нащупывать, определять свой путь к душе класса и к душе каждого ученика.
Класс, он тоже имеет свою личную неповторимость, свой характер, свою физиономию. Но самое трудное – добраться до школьника, до этого маленького человека, и тем более подростка.

Мы все признаем, что профессия учителя трудна и ответственна, но до сих пор учитель в нашей стране наименее почитаемая, может быть, самая невыгодная работа.

С праздником души, дорогие мои коллеги! С праздником встреч, учителя и наставники!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments