Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Category:

Впечатление

Не люблю я советскую литературу. Не люблю. Что хорошего может вырасти в туннеле, без воздуха, ветра и солнышка?
Как раскрыть свой талант с отрезанной культурной традицией, без связи с жизнью и мыслями огромного мира?
В общем, тут много можно сказать и пояснить, но не буду, ибо речь моя о другом.



Прочитала вчера повесть (автор называет - роман!) Л. Петрушевской "Время ночь".
Это монолог главной героини, женщины немолодой и несчастной.
Все у нее плохо - бедность, все время нет денег даже простую на еду. Пьяница сын, отсидевший в тюрьме, инвалид и маргинал.
Дочь с постоянными беременностями от каких-то случайных, нелюбимых и не любящих ее. Старуха-мать, лежащая без ума в богадельне.

Сама героиня - несостоявшаяся поэтесса, почему-то постоянно проводящая параллель с Анной Ахматовой (имена совпали, героиня тоже Анна). Какой ужас в ее беспросветной жизни!

Героиня и вся атмосфера книги живо напомнили мне книгу и героиню Санаева "Похороните меня за плинтусом". Этих дамочек совершенно не жалко, а просто оторопь берет - как можно дожить до ста лет, ничего не обдумав, не поняв.

Анна повторяет все ошибки своей матери. Они обе эгоистичны, завистливы (к чужой жизни и чужой молодости), жадны.
На протяжении всего повествования Анна постоянно подглядывает, подсчитывает, упрекает и злится - кто, что и сколько съел.
У ее матери в богадельне осталось одно удовольствие - она жадно набрасывается на принесенные угощенья и съедает их тут же в немереных количествах.
Кажется, так и умирает с куском во рту!

А Анна ходит по знакомым обедать, оправдывая себя тем, что делает это ради любимого маленького внука, кровиночки Тимоши, старшего сына непутевой дочки, подбросившей ей мальчика.

При этом мы узнаем, что на сберкнижке у Анны есть 600 рублей (время советское), она покупает в аптеке лекарство для наркоманов, приняв их за хороших людей, а также и дома кое-что припрятано.

Она терзает детей, которые бегут сломя голову из дома - в тюрьму, в пьянство, в никуда.
Она читает чужие письма и дневники - а что такого? Это же дочка писала! В общем, страх и ужас!

Но главное не это. Главное то, что Анна, как и ее мать, прошляпили свою жизнь, полагая, что время над ними не властно. Им все еще кажется, что стряхнут они с себя этот морок, морщины и старость, и выйдут в новом пальто или платье - а там принц! Он возьмет их замуж!

Поэтому они злятся на детей - им кажется, что это не закон жизни делает людей немощными, старыми и ненужными, а плохие дети! Они виноваты во всем! Объели, обобрали, взяли без спросу молодость. А теперь еще и живут своей жизнью.

А как хочется быть главной, молодой. Как в 30 лет! Но не получается - дети-то плохие, не слушаются материнских советов.

Прочитавши книжку, пошла читать про Петрушевскую, посмотрела ее интервью, у Познера на беседе.
Очаровательная немолодая женщина, задорная, с юмором, изящная дама 80-ти лет. И как неожиданно прозвучал ее ответ на вопрос Познера о смерти: задумывается ли она о ней?
Дама ответила - нет!

Она добавила, что важна не сама смерть, а то, как человек умрет. То есть, словами Мартина Идена - о последних муках жизни (или не муках - кому как выпадет). То есть о жизни.

Что ж, человек имеет право и не задумываться о смерти, и не раскрывать свои думы перед каждым встречным, поперечным.

Но все же мне казалось, что почтенный возраст и жизненный печальный опыт (а она подтвердила такой опыт) предполагают уже некую концепцию данного состояния.
Очень может быть, что ее героини, ни разу не приложив к себе понятие смерти, не задумывающиеся о ней, являют собой гротескный слепок самого автора. Что и странно, и печально.

Вот вам и советская литература! А ведь без памяти о смерти не может быть ни одного глубокого произведения искусства, потому что такой однобокий и плоский взгляд на человека принижает и его, и саму жизнь.

Трагизм и глубина жизни в том, что все мы приговорены. Все ходим по краю - как важно это помнить. И для души, и для нравственности, и для дел. Тем более в 80 лет!

Subscribe

  • Педагогический просчет

    Дом моей бабушки фасадом выходил на главную улицу. А боковой стороной - на проезд, ведущий к мосту через речку, протекающую за огородом. Когда-то…

  • Ведомо ли вам...

    Вот опять выборы приближаются. Сколько уж было разоблачений, сколько видео-невидео про нечестных учительниц, что вбросы делают, а потом, ночью, еще и…

  • A bout de souffle

    Наши 60-е годы... Лучшие годы 20 века. Выросло поколение, родившееся в страшные сороковые, выросло, чтобы жить и дышать полной грудью. Новая мода…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments

  • Педагогический просчет

    Дом моей бабушки фасадом выходил на главную улицу. А боковой стороной - на проезд, ведущий к мосту через речку, протекающую за огородом. Когда-то…

  • Ведомо ли вам...

    Вот опять выборы приближаются. Сколько уж было разоблачений, сколько видео-невидео про нечестных учительниц, что вбросы делают, а потом, ночью, еще и…

  • A bout de souffle

    Наши 60-е годы... Лучшие годы 20 века. Выросло поколение, родившееся в страшные сороковые, выросло, чтобы жить и дышать полной грудью. Новая мода…