Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Categories:

Вдогонку предыдущему посту

В чем же трагедия героев романа Достоевского "Идиот" и равно фильма Бортко?
В отсутствии любви.

Князь Мышкин кажется окружающим идиотом, который ни ступить, ни молвить не умеет. Какой контраст он являет с миром людей!
И тем самым показывает нам, как сильно отклонились мы от Христа и его заповедей. Настолько сильно, что человек, являющий в жизни плоды Его учения невероятен, смешон, глуп до болезненности.

Однако писатель оставляет нам надежду на возвращение к истине - ведь все герои романа, независимо от их положения и жизненного опыта не могут не признать в князе удивительно чистую и добрую душу.
Значит, не все потеряно, хоть и спрятано очень глубоко. Ведь откликается же в душах окружающих и доверчивость, и чистота, и любовь.



Значит, путь, указанный Христом, верен. И неверны наши дороги, отклонившиеся от этого пути.

Зачем самозабвенно лжет генерал Иволгин? Что он этим достигает? Только раздоры и насмешки. Но он вновь и вновь плетет небылицы, выставляя себя в этих историях невероятным героем, благородным и великодушным. Чего он хочет? Любви.

Он не снискал ее в буднях жизни, где существование трудно, где цели туманны и ложны, а потребность в любви осталась и, может быть, возросла. Ибо сколько же может человек тереть неправду?
А мир без любви неправдив.
В искаженном мире ему кажется, что будь он человеком необычным, его непременно бы ценили, поняли, полюбили.

И сын его Ганя ищет того же, но иными путями. Он хочет несметных богатств, которые, по его мнению, вознесут его, отделят от других невзрачных людей, а следовательно, принесут ему почитание, трепет и любовь.

Беда в том, все герои сами не умеют любить никого, а ждут любви к себе. Это понятно, без любви "жить холодно", как сказала Лариса Огудалова у Островского.
Но как можно найти то, что в мире для тебя невидимо? Как можно найти любовь, если ты закрыт от нее?

Богатым - приумножится, у бедного - отнимется. Не оскудеет рука дающего. Просящему - дай. Эти правила относятся не к материальному миру, а к духовному.

Интересно, что все герои, отмечая некоторую странность и надмирность Мышкина, признаются, что любят его. Любят! Как ему это удалось?

Вот смотрят - и не видят! А ведь дело в том, что Мышкин - воплощение любви к человеку. Он входит в роман и потом - в поезде, в богатом доме дальнего родственника, в небогатом - Иволгина, на блестящем вечере у Настасьи Филипповны - всюду он доверчиво открыт людям, он любит их изначально и в каждом видит лучшее, оправдывает их, жалея и сочувствуя.
Невозможно не откликнуться на его доверчивое и глубокое понимание, на его искреннюю любовь и жалость.

Люди не умеют сами любить, но ищут любви. Они идут странными, кривыми и долгими путями к ней, полагая, что любить можно только особенных, чем-то выдающихся - красотой ли, богатством ли, необычно яркой судьбой.
Они пытаются соответствовать тому образу, который нарисовали. Но это любви не приносит.
Потому что, предполагая некий идеал для любви, они сами не любят и не умеют любить - ведь и они ищут что-то особенное для своих чувств.

Человек боится смерти. У каждого в свой срок кончается детство, когда мы не верим в собственную смерть. Мы видим кончину бабушки, соседа, но мы остаемся уверенно бессмертны.

А когда приходит понимание, что и тебе - продумать только! - тебе положен предел на земле, вот тогда и кончается детство.
И что же может человек противопоставить этой неумолимой закономерности? Бессмертие, конечно.

И люди ищут его в славе, богатстве, в любви. И надо пережить этот период жизни, когда обманные цели, кажется, заменят тебе бессмертие.
Как хорошо и полно высказался об этом Пушкин! В его "Маленьких трагедиях", как по заказу - неудивительно, ведь он размышлял о бренности во время холеры у себя в деревне - выведены на сцену все бесплодные попытки противостояния смерти.

Богатство ("Скупой рыцарь"), слава ("Моцарт и Сальери"), ложно понятая любовь ("Каменный гость") - все идет прахом.

А что же остается? Что противостоит разрушению и забвению? Та самая скромная, беззаветная любовь, о которой поет Мери в последней пьесе. Любовь, которая "долготерпит, милосердствует, ... не завидует, ... не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит."

Было время, процветала
В мире наша сторона:
В воскресение бывала
Церковь божия полна;
Наших деток в шумной школе
Раздавались голоса,
И сверкали в светлом поле
Серп и быстрая коса.

Ныне церковь опустела;
Школа глухо заперта;
Нива праздно перезрела;
Роща тёмная пуста;
И селенье, как жилище
Погорелое, стоит, —
Тихо всё. Одно кладбище
Не пустеет, не молчит.

Поминутно мёртвых носят,
И стенания живых
Боязливо бога просят
Упокоить души их!
Поминутно места надо,
И могилы меж собой,
Как испуганное стадо,
Жмутся тесной чередой!

Если ранняя могила
Суждена моей весне —
Ты, кого я так любила,
Чья любовь отрада мне, —
Я молю: не приближайся
К телу Дженни ты своей,
Уст умерших не касайся,
Следуй издали за ней.

И потом оставь селенье!
Уходи куда-нибудь,
Где б ты мог души мученье
Усладить и отдохнуть.
И когда зараза минет,
Посети мой бедный прах;
А Эдмонда не покинет
Дженни даже в небесах!

И недаром в фильме Швейцера по этим произведениям Пушкина в конце, в утреннем опустевшем городе, охваченном чумой, остаются в живых только двое - Вальсингам и Мери. Им "не страшна могилы тьма"!

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments