Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Categories:

Любимое, украинское

Мои дед и бабушка по отцу были украинцами. Они были из разных мест - он из-под Харькова, она - из-под Полтавы.
Встретились они здесь, в Сибири, куда приехали маленькими детьми со своими родителями по реформе Столыпина.

Украинцы селились компкатно, своими селами, расписывая мазаные хаты, вышивая рушники, распевая свои песни и сохраняя свой язык.

И женились они внутри своей диаспоры. Правда, со временем их дети (наши родители) стали заключать браки вне деревни, потому что уходили учиться, работать, уезжали в другие города.

И язык забывался. Когда мы собирались у бабушки - внуки, дети - говорили на украинском. Но уже смешивали его с русским, даже бабушка забывала некоторые слова и утверждала, что на украинском они звучат так же, как на русском.

Только дед сохранил свой язык в неприкосновенности. Он был контужен в Отечественную войну и оглох. Он слышал, но плохо, надо было кричать. Вот он и остался один в тишине со своим языком детства.

Да еще прабабушка, его мать, которая так и не перешла на русский - она говорила на чистом украинском, со всякими его пилюстками, полуницями, кавунами, цыбулями и бульбою.

Я уезжала к ним в деревню на все лето. И возвращаясь, говорила на украинском. Что страшно злило и возмущало мою маму.
Она утверждала, что нет такого языка, что это - перековерканный русский. Она прямо тряслась от гнева, если что-то напоминало про украинцев.
Это мне непонятно - сама-то она была замужем за украинцем, да и дочь ее, то есть я , была наполовину украинка.

Студенткой пятого курса на зимних каникулах я оказалась - первый и последний раз! - на Западной Украине, во Львове и Ужгороде.
С какой же радостью и легкостью я заговорила на языке своего детства!

Мне было очень приятно, когда моя спутница сказала - Они тебя любят! Прямо признают за свою!

Счасливый кусочек детства - бабушкин дом, полный родных, близких, знакомых тебе людей. Это пора моего настоящего и стоящего, когда я была любимой, желанной. Когда меня слушали и слышали, когда меня ждали.

Там говорили по-украински. Там ели галушки и вареницы, там вздыхали с особой интонацией, которую чуть напоминает мне неповторимая интонация Нонны Мордюковой - о-ё-ёоо-ё-ёй!
Боже ж мий, Бо-о же!

Конечно, я люблю вышитые подушки и рушники, Гоголя с его вечерами близ Диканьки и прочие Сорочинские ярмарки, самодельные коврики и расписные белёные печки и стены.

И везде, где живу, расписываю, размалёвываю, занавешиваю.

Что это? - такое сильное влияние детства или память на уровне генов?
Почему из меня все лезет и лезет мое украинское начало (нутро)?
Откуда оно берется? Мои двоюродные сестры и братья, которые, кстати, прожили жизнь ближе друг к другу и ко всей родне, никак не проявляют свою украинскую принадлежность. Даже на языке стесняются говорить.
-Да ну, брось! Чего это, к чему?

А мне все кажется, что очнулась во мне моя пра-прабабка-гуцулка и торопит меня доделать то, что она не успела.

Кажется она была рукодельница! (скромно добавлю я).
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments