Татьяна Ивановна (frese) wrote,
Татьяна Ивановна
frese

Categories:

23 июля. Памяти моей мамы

23 июля, лето в разгаре.
Уже привык к каникулам, уже выспался, уже набездельничался. И немного скучно. Друзья разъехались, город опустел.
Каждый день солнце и жара. Одно и то же.

Выходишь из дома и быстрым, энергичным шагом идешь по городу. Чисто, пусто, жарко. И много света. Солнца у нас много, очень много, и зимой, и летом.
Поэтому я люблю тучи, дождь, пасмурные дни. Это редкость, я этого и не жду, только мечтаю и вздыхаю иногда.

Я иду по городу, по широкому пустынному проспекту без цели, но иду уверенно и серьезно, как будто цель у меня есть. Я просто не знаю, чем мне заняться, чем заполнить день.



Нет, я знаю, конечно, что дома остались мои любимые книги, Чехов, которого я читаю с любой страницы - учу наизусть, как иногда ворчит мама - любимые журналы "Советский экран", подшивки "Огонька" с 1956 года. Для меня это древность, ведь на дворе такие новые, космические 60-е!

Все это читано-перечитано, но от этого и любимо, и уютно-знакомо.

Я домоседка, поэтому и выгоняю я себя из дома каждое утро в город, говоря, что нужно посмотреть на афише, какой фильм идет в кинотеатре.
Афиша в двух кварталах от дома. А потом еще в центре, через четыре квартала, возле самого кинотеатра. Вот туда я и иду.

Иду мимо старинного парка, где огромные, до неба, деревья, широкие аллеи, посыпанные розовым песком, где крутится воздушная карусель с несколькими посетителями, где в глубине, затаившись в зелени, ждет своего вечернего часа круглая танцплощадка с деревянной сценой для музыкантов.

Иду мимо старой, немного облупившейся гостиницы, построенной во времена, когда архитектурные изыски в виде фальшивых колонн и лепных ангелочков не осуждались, прохожу такой же старинный жилой дом, внизу которого расположен гастроном, потом иду вдоль величественного здания горкома с красным флагом наверху.

Этот квартал погружен в тень, здесь прохладно, хотя буйная зелень растет не только здесь, в самом центре, но и весь проспект обсажен деревьями, посередине его идет широкий бульвар, отгороженный от проезжей части высокими тополями и пышными кустами акации.

Недалеко от площади стоит киоск с мороженым. Он закрыт. Почти всегда. Мороженое у нас невкусное, продают его очень редко.

Рядом - нечто новое и для нашего города невообразимое. Цветочный киоск. Сейчас он тоже закрыт. Но сквозь стекло я вижу высокие гладиолусы в большом ведре.

Я мечтаю, как я куплю маме цветы - у нее скоро день рождения.

Еще рывок по солнечной стороне - и я у цели. Вот кинотеатр, теперь можно и домой. Обратно, назад.
И как же хорошо дома! Чисто, свежо, прохладно. Я одна со своими книжками до вечера. А вечером мы с мамой, возможно, пойдем в кино.

Незаметно течет время, один день похож на другой, проходят каникулы, я расту, и мой город удаляется, уплывает в открытое море памяти, где он виден мне неожиданно ясно и все же в волшебном зыбком тумане.

Subscribe

  • Педагогический просчет

    Дом моей бабушки фасадом выходил на главную улицу. А боковой стороной - на проезд, ведущий к мосту через речку, протекающую за огородом. Когда-то…

  • Ведомо ли вам...

    Вот опять выборы приближаются. Сколько уж было разоблачений, сколько видео-невидео про нечестных учительниц, что вбросы делают, а потом, ночью, еще и…

  • A bout de souffle

    Наши 60-е годы... Лучшие годы 20 века. Выросло поколение, родившееся в страшные сороковые, выросло, чтобы жить и дышать полной грудью. Новая мода…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

  • Педагогический просчет

    Дом моей бабушки фасадом выходил на главную улицу. А боковой стороной - на проезд, ведущий к мосту через речку, протекающую за огородом. Когда-то…

  • Ведомо ли вам...

    Вот опять выборы приближаются. Сколько уж было разоблачений, сколько видео-невидео про нечестных учительниц, что вбросы делают, а потом, ночью, еще и…

  • A bout de souffle

    Наши 60-е годы... Лучшие годы 20 века. Выросло поколение, родившееся в страшные сороковые, выросло, чтобы жить и дышать полной грудью. Новая мода…