Над вечным покоем

Как же я люблю живопись, она меня успокаивает, настраивает на мирный и надмирный лад. Моя подруга-художница (вот дивно - у меня в друзьях всегда было много художников!) немного удивлялась таковым моим настроениям. На нее так умиротворяюще действовала музыка.

Обычно, когда она рисовала, включалась классика - Рахманинов или Шнитке. А я просила альбом какого-нибудь художника, и так мы с ней проводили целые часы - она в работе, я в созерцании.

Может быть, я люблю смотреть на картины из-за того, что с детства мама водила меня в Третьяковку, которая и поныне является для меня самым любимым и главным музеем.

Collapse )

Елизавета Стюарт. Замарашка

Из кухни, где я девочкой жила,
Меня позвали в пышные хоромы.
Я фартучек застиранный сняла
И на порог ступила незнакомый.

Мне драгоценных кукол принесли:
«Играй, – сказали, – мы пока не тронем…»
Меж кукол были даже короли
В бумажной, но сверкающей короне!

Я незаметно увлеклась игрой.
Король?.. Полцарства за любовь сулил он.
Но юный принц казался мне порой
Совсем живым – так я его любила!

На короля не подняла я глаз,
А принц мне о любви шептал невнятно…
Но пробил час. Конечно – пробил час,
И мне сказали: «Всё верни обратно».

Была на кухне темнота и тишь,
Лишь в печке перемигивались угли,
Под полом, осмелев, шуршала мышь,
А на полу устало спали слуги.

Я плакала. Мне было не до сна.
Казалась непосильной мне кручина…
Но помогла бессонная луна.
Сказала: «Встань и наколи лучину.

Трудись весь день не покладая рук,
А после, средь молчания ночного,
Я научу привычный мир вокруг
Преображать волшебной силой слова».

Тот добрый дар спасал меня не раз,
Вдруг облекая властью непонятной…
Но пробил час! Конечно, пробил час,
И жизнь сказала: «Всё верни обратно».

На кухне снова темнота и тишь,
Лишь в печке тускло догорают угли.
Забота осмелела, словно мышь,
И спят слова, усталые, как слуги…

Но и сейчас есть радость у меня,
Скупая радость, если мне случится
Озябшему дать место у огня,
А голоден – и хлебом поделиться.

1966

Collapse )

Больница

Давняя, очень давняя больница. Случилось так, что попала я в нее в первый год после школы. Так хорошо училась, а вот не поступила, и пришлось вернуться в свой ненавистный, опустевший без двух любимых подруг город.

Аня тоже не поступила в тот год и уехала жить к тетушке в Красноярск и работать на камвольном комбинате в художественном отделе - там создавали рисунки для тканей. А Аня именно и хотела впоследствии стать художником по тканям, что ей и удалось, замечу в скобках, чтоб виднее было.

Ольга поступила в Ленинграде на худграф в пединститут. А я осталась в городе одна.

Collapse )

Ворона на кладбище

Тут у меня недалеко есть кладбище. Прямо на восток. За домами. Хорошее кладбище, годное.

Лежит там народ правильно, как сказала одна простая дама - начальники налево, подчиненны - направо!
Так и есть. Налево от входа - наш мемориал, почти Новодевичье. Упокоились там наши знаменитые ученые, академики, известные в городке люди.

Тут тебе и Лаврентьев, и Будкер, и Мешалкин, и Мелик-Пашаева. И еще много кто. А дальше - простые жители.
Но я про другое.

Collapse )

Л. Виролайнен. "Любить человека". Казачок. (Любимое из кино)



Необычная она актриса! Чем-то на Терехову похожа, только менее жеманна, проще, женственнее. И в этот фильме ее героиня, казалось бы, слабая, даже сломленная, немного наивная. Ее неожиданное согласие на брак с малознакомым человеком отнюдь не вызов судьбе, а покорность обстоятельствам, из серии- все равно, будь, что будет.

И вдруг - такой танец! Это ее прошлое, то, где она роскошна, обольстительна. Где юность и сила, надежды на счастье и вера в то, что всего добьется.

Ах, как непохожа она здесь, в эти короткие минуты возвращения в бесшабашную молодость на теперешнюю и - как она сама понимает - будущую , на теперь уже всегдашнюю - спокойную, рассудительную, тихую, покорную.

Недаром она говорит:
-Никогда больше так не буду. (имея в виду свой танец)
И на вопрос мужа - почему? - отвечает:
-Да уж знаю почему.

Он и сам увидел вдруг свою жену, непохожую на ту, что знал, на ту, на которой женился. Он понимает в эти минуты, что много - ничего - не знает о ней, о ее прошлом, о жизненной трагедии, о бывших и рухнувших надеждах. Увидел и вдруг посерьезнел, напрягся, нахмурился.

Героиня танцует прощание с прошлым, воспоминание о нем. И как же хороша она!

A propos de rien (pas de rien)

Утро. Или еще ночь? 3.30 - за окном темно. Чуть розовеет над крышей соседней девятиэтажки темно-синее небо.
Из окна пахнет сладкими травами - июль, самое время буйного цветения. Какой запах! Наш дворовый сад притих, нет ни звука, ни движения, ни ветерка.

Вдруг вспомнилось: жаркий июль, Флоренция, буйно заросший лавандой берег обмелевшей от жара реки Арно. Лаванды скошенной, брошенной, источавшей такой же сильный аромат, как и сегодняшние мои сибирские травы в Академе.
Как мир велик и как хорош! Вот что значит проснуться и понять, что ничего нигде не болит! Но это только пока на стуле сидишь. А если надо встать и пойти на кухню за чаем, то шалишь! Сразу тут все и понятно - сколько пройдено дорог, как много сделано ошибок!

Collapse )

Как я рад, как я рад!

Наконец-то! Наконец-то я нашла любимейший итальянский фильм Э. Сколы "Мы так любили друг друга" с советским дубляжом!
Я видела его в допотопном году, но так влюбилась, так запомнила, что некоторые фразы повторяла дословно, и у нас дома они стали крылатыми.
"Ты мне нравишься, Джанни!"
"Этот лед я сама сделала. В холодильнике".
"Хорошо, я не буду говорить - хорошо. Хорошо"!
"Как будто актриса не может покончить с собой!"

А сам фильм я помню так ясно и ярко, что готова пересказывать его по эпизодам - были бы свободные ушки!

Этот фильм был на торрентах, но везде переводчик гунявил свои реплики бездарно и не литературно. И вот - ура!

Collapse )



Чудесная музыка к фильму на границе двух серий (первая о прошлом - черно-белая, вторая - спустя годы - цветная).

О женщинах, семье и о любви

Вчера посмотрела по "Культуре" американскую экранизацию Шекспира "Укрощение строптивой" с несравненной красоткой Элизабет Тейлор.
Видела этот фильм в далекой младости, ныне смотрела чрез раз, иногда звук убирала - так много, нелепо, громко и глупо орали и визжали, а главное - хохотали там, где вообще не смешно!

Ну что ж, познавательно - теперь яснее стало, каков был юмор и что считалось смешным в средневековой Англии. Как мало же им было надо для веселья!
Вот герой приехал в непотребном виде в церковь на бракосочетание - гомерический хохот толпы! Видимо, подразумевалось, что и зритель разделяет подобное веселье и радостно ржет!

Вот он же свалился пьяной немытой рожей на алтарь, а потом просыпается со звероподобным рычанием - опять смех в зале церкви! Ну как тут не засмеяться!

Collapse )

Лучшее- враг хорошего

Все хорошо в меру. Энтузиазм молодости - особенно. Ибо наши недостатки суть продолжение наших достоинств. Храни нас пуще всяческих печалей желание ближнего сделать нам как можно лучше. Более лучше, чем надобно и чем просимо было.

- Сеня, ты отчего такой печальный?
-Да вот купил сыну ботинки, велел беречь - ходи, - говорю,- Яша по лестнице через две ступеньки, чтоб экономно подошва снашивалась, не быстро. Береги новое смолоду!
А этот паршивец решил идти не через две, а через три ступеньки!
-И что же?
-Порвал штаны!