Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Осенило-догадало!

Случалось мне встречаться с местными поэтами. Все в какие-то группы вхожи, какие-то союзы и сочетания. И радостно повествуют, как у них там наконец-то выходит общая книжка стихов. Коллективная.

А я все недоумевала, отчего они ждут какой-то коллективизации, почему сами не издадутся? Думалось мне, что это наследие нашего Вильяма Шекспира советского прошлого. Когда надо все за государственный счет и тиражом миллионным!

Оказалось, нет. А потому, что стихов-то у этих горе-поэтов набирается совсем немного, ни на какую отдельную книжку не тянет. И что за книжечка в самом деле будет, где 12 страниц и 9 с половиной прямо как у Феллини стихов?

Посему радостно ждут и потом показывают свои странички в тех сборниках. И лежат их тиражи невостребованные, сами не знают, куда их притулить.

Collapse )

Елизавета Стюарт. Замарашка

Из кухни, где я девочкой жила,
Меня позвали в пышные хоромы.
Я фартучек застиранный сняла
И на порог ступила незнакомый.

Мне драгоценных кукол принесли:
«Играй, – сказали, – мы пока не тронем…»
Меж кукол были даже короли
В бумажной, но сверкающей короне!

Я незаметно увлеклась игрой.
Король?.. Полцарства за любовь сулил он.
Но юный принц казался мне порой
Совсем живым – так я его любила!

На короля не подняла я глаз,
А принц мне о любви шептал невнятно…
Но пробил час. Конечно – пробил час,
И мне сказали: «Всё верни обратно».

Была на кухне темнота и тишь,
Лишь в печке перемигивались угли,
Под полом, осмелев, шуршала мышь,
А на полу устало спали слуги.

Я плакала. Мне было не до сна.
Казалась непосильной мне кручина…
Но помогла бессонная луна.
Сказала: «Встань и наколи лучину.

Трудись весь день не покладая рук,
А после, средь молчания ночного,
Я научу привычный мир вокруг
Преображать волшебной силой слова».

Тот добрый дар спасал меня не раз,
Вдруг облекая властью непонятной…
Но пробил час! Конечно, пробил час,
И жизнь сказала: «Всё верни обратно».

На кухне снова темнота и тишь,
Лишь в печке тускло догорают угли.
Забота осмелела, словно мышь,
И спят слова, усталые, как слуги…

Но и сейчас есть радость у меня,
Скупая радость, если мне случится
Озябшему дать место у огня,
А голоден – и хлебом поделиться.

1966

Collapse )

О женщинах, семье и о любви

Вчера посмотрела по "Культуре" американскую экранизацию Шекспира "Укрощение строптивой" с несравненной красоткой Элизабет Тейлор.
Видела этот фильм в далекой младости, ныне смотрела чрез раз, иногда звук убирала - так много, нелепо, громко и глупо орали и визжали, а главное - хохотали там, где вообще не смешно!

Ну что ж, познавательно - теперь яснее стало, каков был юмор и что считалось смешным в средневековой Англии. Как мало же им было надо для веселья!
Вот герой приехал в непотребном виде в церковь на бракосочетание - гомерический хохот толпы! Видимо, подразумевалось, что и зритель разделяет подобное веселье и радостно ржет!

Вот он же свалился пьяной немытой рожей на алтарь, а потом просыпается со звероподобным рычанием - опять смех в зале церкви! Ну как тут не засмеяться!

Collapse )

Опять новые куклы


Надо бы осень, но против правды не попрешь - март! Потому нянюшка Арина Родионовна вышла на крыльцо барского дома проводить своего свет-Сашеньку в путь-дорогу.

На сайте мастерской эта кукла не обозначена как Пушкин. А просто - мужчина, дескать. А у меня Мандриан пусть будет Пушкин. Мне надо!

Collapse )

Мысли в разброд

Да уж, мысли. Это так, никому, самой себе, на память.

Читала стихи. Разные. Вот Пушкин, вот Бродский. И два поля - одни поэты тут, другие там. У Пушкина все ясно, понятно, прозрачно. Мороз и солнце! День чудесный! И героиня та есть, и любовь, и нежность, и узнаваемые пейзажи, где сам бывал и хочется туда вновь, но когда это было и будет ли... И грустно, хоть все пропитано жизнью и любовью к ней.
И трудные для восприятия, напичканные умными и неожиданными метафорами стихи Бродского, которые надо перечитывать, вникая в его сложный синтаксис, нарочито рвущий ткань стиха, почти ломающий рифму, вспоминая образы-символы, отсылающие нас к Ветхому завету или к языческим временам, многобожию греков.

У каждого поэта свой голос, свой мир, где ему привольно. А что до читателей, так это тот благословенный лужок, куда и течет река или ручей поэзии. Зависит от ландшафта.

Collapse )

Святки. Время гаданий и баловства

Я человек, плохо слушающий свой органон организм. А вы? Здесь сегодня будет много вопросов, так, между прочим. Но! Я па-а-прашу!... Прошу отнестись к этому с пониманием!
Ибо! Вам же лучше будет, но потом.

Collapse )

Ну вот, доигралась с мирозданьем!

Все мы хорошо - даже очень хорошо - заем, что стоит выбросить какую-то ненужную вещь - она тут же до зарезу понадобится!
Уж сколько их упало в эту бездну твердили миру - а воз и ныне там. Но вы подумайте - какая дилемма - или постоянно перекладывать, чертыхаясь, из угла в угол какой-то дряхлый и замшелый артефакт, или, сознавая последствия, но все-таки надеясь - а вдруг в этот раз не сработает - отчаянно выбросить, испытывая одновременно и облегчение, и смутную тревогу.

И неслучайно тревога-то та была!

Никогда такого не было и вот опять!

Collapse )

А вот и новые куклы!


С наступающим Новым годом! Это для подарков - поедут в Австрию к дочке-внучке. У них нет ничего под елочку, кроме прошлогоднего снеговика, связанного мной и довольно игривого.
Надо что-то посУрьёзнее. Вот теперь будут эти два!

Collapse )

Кончается день...

Кончается это полуюбилейный день, а я все никак не соберусь объявить, что моему ЖЖ сегодня 15 лет!

Наверное,завтра я сделаю некий обзор открывшихся обстоятельств и встречи в горах с кретином. А сегодня в честь праздника помещу здесь одно из самых любимых моих стихотворение, одного из любимых поэтов (да еще и в гениальном переводе Маршака - тоже наилюбимейшего). Такой мой подарок будет моим читателям и моему журналу.

Collapse )

Новая кукла. Брюллов руку приложил



Вот она - всадница. И виновница всей моей коллекции кукол.
Дело в том, что много лет назад я увидела в небольшом магазинчике куклу - это была именно "Всадница" Брюллова.
А рядом с ней стояла Наталия Николаева Пушкина. Цены были для меня совершенно неподъемны - дети еще были малы, и я не имела права так расточительно тратить на себя и свои прихоти деньги.

Но те две куклы меня поразили, они запомнились мне, и я все искала что-то подобное (щербетоподобное!)
И вот - нашла! Чудо и диво!



Collapse )